Пещеры Челябинской области. Игнатьевская пещера

Главная | Анкета | Рекомендовать | Обратная связь | В избранное | Сделать домашней

Навигация

Спелеофото

Эссюмская пещера
Эссюмская пещер ...

Эссюмская пещера
Эссюмская пещер ...

Пещера Сухая Атя
Пещера Сухая Ат ...

DSC_9754-
DSC_9754-


Галерея


Книги по спелеологии

Реклама
Пещеры Челябинской области, спелеология

Научные статьи - Откуда есмь пошла спелеология уральская
Спелеология Челябинская область   (Опыт литературно-исторических изысканий)


   Через два года, в 2008 году, все мы, спелеологи одной шестой части суши, будем отмечать полувековой юбилей отечественной спортивной спелеологии (спелеотуризма). В этот же год (5 декабря 2008 г.) челябинские спелеологи готовятся отметить свое 40-летие. Как и любой другой юбилей - это законный повод оглянуться назад, возможность вспомнить истоки нашего спелеологического движения, главные вехи и события нашей жизни в спелеологии, оценить пройденный путь, порадоваться нашим успехам и достижениям, наконец, просто подвести итоги.
   Не чужды подобные устремления и автору этой статьи. Мало того, для него увлечение (правильней сказать, занятие спелеологией) в течение почти 40 лет - это большая часть жизни. И без ложной скромности добавляет - лучшая часть его жизни. Вот поэтому вполне оправдано желание автора провести своеобразное литературно-историческое исследование предмета нашего увлечения - спелеологии, бросить ретроспективный взгляд на пройденный человеком «пещерный этап» в его становлении. Одновременно мы преследуем цель органически вписать историю Челябинской спелеологии в канву истории Мировой спелеологии, Советского Союза и России, как составной части Уральской спелеологической страны.
   Для этого воспользуемся различными известными и малоизвестными спелеологам источниками, где-то восстановим, а где-то дополним ход истории спелеологии и спелеотуризма применительно к нашей малой Родине - Уралу. Здесь, на этом пути, нас будут ожидать неожиданные, порою сенсационные, открытия и откровения. Причем, в тексте довольно часто будет встречаться определение «впервые», что соответственно должно тешить наше самолюбие, возвышать значимость Уральской спелеологии в глазах остального мира. Автор заранее предполагает, что некоторые утверждения и приведенные факты могут вызвать споры, сомнения, неприятие и т.д. Но пусть все это станет поводом для последующих дискуссий на страницах других номеров нашего первого, и надеюсь, не последнего (дай Бог ему долгой жизни) журнала.
   В этой статье автор будет часто использовать источники и приводить из них длинные цитаты. При этом он считает нужным выделить их курсивом, сохраняя необычный для нас стиль и орфографию оригиналов.

   ПЕЩЕРЫ - КОЛЫБЕЛЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

   Из археологических источников нам известно, что древний человек начал осваивать пещеры для определенных целей, как минимум, один миллион лет назад. Из книги В.Н.Дублянского «Занимательная спелеология» (Челябинск, изд-во Урал-LTD, 2000 г.) мы узнаем, что первый, научно-зафиксированный, факт пребывания (использования) человеком пещер был установлен археологами: «... в 1988 г. в Свартканской пещере (Южная Африка) обнаружено 270 костей антилопы, зебры, кабана, одного из видов гоминид. Их возраст -1,0-1,8 млн. лет. Находки костей в разных слоях указывают на многократное разведение огня именно умелым человеком.»
   В этой же книге приводятся и другие факты более позднего использования пещер: «...с 1919 г. на протяжении 40 лет продолжались раскопки у селения Чжоукоулянъ, давшие миру кости более 60 особей обоего пола, в том числе -15 детских. Пекинский человек (синантроп) обитал в пещерах. На протяжении тысячелетий он использовал огонь для обогрева и приготовления пищи (мощность зольника 7 м.), употребляя в пищу более 70 видов млекопитающих. Пещера Коцетанг, где сделано большинство находок, - это огромный зал (длина 175 м., ширина 50 м., высота 50 м.). Потолок зала обрушился около 100 тысяч лет назад, а возраст костей, захороненных под навалом, достигает 0,4 млн. лет. Археологи установили, что синантропы применяли загонную охоту, использовали орудия из кварца, кремня и рога, питались поджаренным на огне мясом. Не чужд был им и каннибализм, жертвами которого становились старики и дети...». Вот такие, неразборчивые в еде, были наши предки. Обстановка вокруг обязывала, сложившая ситуация заставляла...
   Пещеры образно называют колыбелью человечества. Древние люди эпохи раннего, среднего, да и позднего палеолита (каменного века) еще мало что умели делать, в том числе и строить комфортабельные и надежные жилища. Поэтому они не утруждали себя разными проектными и финансовыми заботами и проблемами, а активно использовали уже имеющиеся вокруг естественные природные объекты - навесы, гроты и пещеры. Они стали использовать их не только как временные укрытия от ветра, дождя, холода и хищных зверей, но и в качестве долговременных стоянок и жилищ.
   В пещерах начала зарождаться и духовная культура первобытного человека. Дошедшие до нашего времени не очень многочисленные памятники материальной и духовной культуры и жизни неандертальцев и кроманьонцев (100-70 тыс. лет до новой эры) связаны в большей части с пещерами. Именно в них больше всего и лучше всего сохранились для нас следы той далекой жизни. Пещеры оказались надежным хранилищем, а пещерная среда - лучшим консервантом для сохранения остатков духовной и материальной культуры зарождавшейся человеческой цивилизации.
   Не чурались пещер и наши пра-уральцы. Как утверждают археологические источники, пещеры на Урале первобытные люди стали использовать в период от 100 тыс. до 70 тыс. лет назад. Самое первое из зафиксированных использований подземных полостей находится вблизи г. Магнитогорска на озере Карабалыкты (территория Башкортостана, Южный Урал). В скальной расщелине были обнаружены первые примитивные орудия труда палеолитического человека - рубила - камни овальной формы с острыми краями. К настоящему времени более чем в ста пещерах Урала выявлены следы пребывания людей семи различных исторических эпох - от палеолита до средневековья. Вполне допустимо назвать безвестных нам далеких предков представителями «прикладной или практической» спелеологии.
   В позднем палеолите, когда в пещерах Западной Европы начинает зарождаться и развиваться первобытное искусство, наши уральские пращуры также не остаются в стороне от этого процесса. В пещерах Урала возникает свой, собственный, центр палеолитического искусства. Подтверждением этому служит настенная живопись в пещерах Каповой в Башкортостане, Игнатиевской и Колокольной в Челябинской области. Думаю, что этот список картинных галерей каменного века не является исчерпывающим и мы с вами в будущем можем стать свидетелями или же первооткрывателями и других, новых картинных галерей...
   Оставим дальнейшее исследование начала «пещерного века» в истории возникновения и становления человеческой цивилизации ученым-археологам. Нас с вами, прежде всего, интересуют истоки научной и спортивной спелеологии, использование пещер для научных и туристско-экскурсионных целей.

   ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ

   Воспользуемся новым источником и откроем книгу Давида Э.Портнера «Пещеры», изданную Tessloff Verlag в г. Нюрнберге в 1992 г., переведенную с немецкого и изданную издательством СЛОВО в 1997 г. Из нее мы узнаем, что «...с древних времен -уже сотни тысяч лет - люди были знакомы с пещерами. Однако первый известный нам спуск в подземный мир с исследовательскими целями случился лишь около 3000 лет тому назад. Ассирийский царь Салманасар III посетил в 852 г. до н.э. истоки реки Тигр. Одна из двух рек, от слияния которых образуется Тигр, вытекает из скальной расщелины. В сопровождении придворных Салманасар III проник в эту и еще в две расположенные над ней сталактитовые пещеры и повелел высечь на скале в память об этом событии надпись и свое изображение. Результатам этой экспедиции были посвящены рисунки, выгравированные на бронзовой ленте.
   С тех пор отдельные смельчаки время от времени отваживались спускаться в глубокие подземелья. На стене Адельсбергского грота (Словения) были обнаружены надписи, свидетельствующие о посещении его в 1213 г. Самое давнее немецкое сообщение о проникновении человека в Браптенвиннерскую пещеру (Франкония) относится к 1535 г...Уже в XVIII в. в Адельбергский грот, в то время принадлежавший Австрии, начали водить первые группы туристов...К систематическому изучению пещер приступили лишь с начала нынешнего (XX в.- прим. автора) столетия...»
.
   Согласимся с Д.Э.Портнером и будем считать смелого ассирийского царя Салманасара III первым руководителем, а его вояж в три пещеры - первой спелеоэкспедицией и первой спелеоэкскурсией в мировой истории спелеологии.
   Ну а мы же, оставляя за форматом этой статьи и другие не менее интересные последующие события в других частях света, обратим свой взор на родное нам Отечество. Для этого воспользуемся следующим источником - книгой Н.П.Архиповой и Е.В.Ястребова «Как были открыты Уральские горы» (2-е издание - Челябинск, 1988 г., 3-е издание -Свердловск, 1990 г.).
   В этой книге, при внимательном прочтении, автор неожиданно для себя обнаруживает интересный, а, скорее всего, сенсационный факт для темы нашего исследования. Итак, читаем: «В ранней истории нашей страны важная роль принадлежала Великому Новгороду - крупному центру торговли и культуры. Город находился на севере русских земель, и это способствовало налаживанию связей с народами, обитавшими в северной части Восточной Европы. Редкое местное население, с которым новгородцы налаживали торговые и прочие отношения (там обитали финно-угорские народы), помогало ориентироваться в постепенном продвижении по еще неизвестным им рекам и волокам. Удобные водные пути привели их в бассейны Северной Двины, Печоры, в Югру и к горам Северного Урала.
   Новгородцам, жителям равнинных и нередко заболоченных земель, обнаруженные горы показались настоящим чудом, ибо ничего подобного они никогда прежде не видели, Не случайно такое событие было зафиксировано в летописи «Повесть временных лет», составленной киевским монахом Нестором в начале XII в. Рассказ об этом важном географическом открытии, имевшем место в 1096 г., летописец Нестор записал со слов новгородца Гюряты Роговича, родственника одного из участников похода на Северный Урал: «Удивительное мы встретили новое чудо, о котором мы до сих пор не слыхивали...горы, заходящие в морскую луку, им же высота до небес»
, и далее: в горах тех «высечено оконце маленькое, и оттуда говорят, но нельзя понять языка их, но показывают на железо и махают рукой, прося, железа; если кто даст им железо - нож: или секиру, то они взамен дают звериные шкуры. Путь к тем горам непроходим из-за пропастей, снегов и лесов, так что не везде доходим до них; есть и подальше путь на север».
   Приведенная цитата не оставляет никакого сомнения в том, что новгородцы в 1096 г. вышли к западному склону наиболее северной части Уральских гор. Сейчас, спустя 910 лет, невозможно определить какой именно участок гор был открыт ими...
   Молодцы новгородцы - открыли для России замечательный и богатейший край. Со временем он станет «Становым хребтом» для нашей страны, «Опорным краем державы». А нас, спелеологов, сразу же должно настораживать упоминание об «оконце маленьком» в горах. Вряд ли местные жители (финно-угры), так заинтересованные железом у пришельцев, испытывали потребность, имели соответствующий инструмент и знали способы для «высекания» в горах , в крепких скальных породах искусственных «изб» - полостей. Нет, просто они использовали для своих каких-то целей одну из естественных полостей - пещер, которых достаточно много по всему западному склону Уральских гор, сложенных в большей степени осадочными карстующимися породами.
   Таким образом, мы с полным основанием и уверенностью делаем вывод о том, что это есть первое упоминание о пещерах и их использовании на территории России и Урала. Урала - который впоследствии станет целой Уральской спелеологической страной с ее, более чем 2-мя тысячами пещер. Скажем огромное спасибо безвестным нам новгородцам-землепроходцам, не прошедшим мимо этого интересного факта, а также летописцу Нестору, отразившему столь важное для нас открытие в своей «Повести временных лет».
   Лишь спустя 600 лет, в первой половине XVIII в. в географических работах С.Ремезова, Ф.Страленберга, В.Татищева, В.Генина, И.Гмелина приводятся планы и описания Кунгурской лядяной пещеры на Урале и ряда пещер Сибири. Во второй половине XVIII в. активные работы по исследованию пещер Урала проводятся в академических экспедициях П.С.Палласа, И.И.Лепехина, И.П.Фалька. Этот большой информационный пласт истории отечественной спелеологии уже освещался в работах многих исследователей (Г.А.Максимовича, К.А.Горбунова и др.). Но это вовсе не означает, что этот период истории спелеологии изучен до конца, что все существующие источники выявлены и осмыслены. Мы призываем энтузиастов-спелеологов продолжить поиски в этом направлении с целью более детального исследования этой темы в областях Урала. У автора уже готова большая работа по исследованию карста пещер Челябинской области в XVIII-XIX в.в. и, он надеется, что она найдет свое место на страницах других номеров нашего журнала.
   Но автора же настоящей работы неумолимо тянет на близкие и любимые ему просторы Южного Урала и Челябинской области, в родные ему «пенаты».
   Внимательный просмотр и изучение ряда исторических документов и литературных источников позволяет автору смело утверждать, что жители Челябинской области начали заниматься спелеотуризмом уже в конце XIX - начале XX в., задолго до его официального рождения в нашей стране. В подтверждение этих слов приведем любопытный и малоизвестный документ из «Трудов Оренбургской Ученой Архивной Комиссии» (вып.IV, Оренбург, 1898 г.). Внимательно вчитаемся в «Протокол № 11 очередного заседания Комиссии 3 июля 1897 года:
   ...д) Решено пригласить учителей и воспитанников учебных заведений Оренбургской губернии, дабы они в каникулярное время не отказывались, если возможно, сделать описание курганов и пещер, находящихся в Оренбургской губернии, записав местонахождение, наименование и размеры, а также сказания и легенды, существующие об этих памятниках старины...»

   Далее по тексту этого выпуска «Трудов...» знакомимся со следующим «Протоколом № 15 заседания по случаю 10-летнего юбилея 9 декабря 1897 года:
   ...д) Заслушав доклад войскового старшины Ф.А.Дерлюгова о собранных им, по поручению г-на председателя сведений: а) курганах, б) пещерах, в) коллекциях старинных предметов, г) старинных церковных вещей, д) старинных пушках - во время разъездов по третьему отделу Оренбургского казачьего войска. Из собранных г-ном Дерлюговым сведений оказывается: ...б) пещеры, имеются вблизи поселков Кичигинского и Кособродского. Они никем не исследованы...»

   Но в этом же выпуске «Трудов...» помещена довольно пространная статья атамана второго военного отделения Оренбургского казачьего войска (ОКВ), будущего генерал-майора Ф.М.Старикова. «Сведения о предметах старины в станицах и поселках 3-го военного отдела ОКВ.». В ней он достаточно подробно описывает две пещеры вблизи пос. Кичигинского (ныне пещеры Притон и Казачий стан).
   Мы же, из вышеизложенного, делаем однозначный вывод, что именно здесь находятся истоки широко распространившегося потом в XX в., в Советское время, массового движения по изучению родного края школьниками, студентами, учителями и другими слоями населения. По-другому, эту деятельность ныне именуют краеведением. Вполне вероятно, что это самые первые призывы к проведению школьных краеведческих экспедиций по изучению природы и истории родного края на всей территории тогдашней Российской империи. Мы также берем на себя смелость утверждать, что истоки известной Всесоюзной туристско-краеведческой экспедиции школьников «Моя родина - СССР» уже не надо искать. Они, оказывается, обнаружились на Южном Урале, на землях Оренбургского казачьего войска и в благородной культурно-просветительской деятельности Оренбургской Ученой Архивной Комиссии.
   А затем на Урале словно прорвало плотину, и начинают выходить один за другим различные путеводители, путевые очерки и географические описания. В них обязательно присутствовали упоминания о пещерах и карстовых явлениях. Вполне вероятно, что спрос живущего тогда на Урале населения рождал соответствующие предложения.
   Кратко перечислим ряд известных нам подобных и только дореволюционных, изданий: А.С.Невзоров «Из поездок по Уралу и Приуралью» (Рижский вестник, № № 51, 56 1895 г.); «Путеводитель по Уралу» (изд. газ. «Урал», издатель В.Т.Чекан, Екатеринбург, 1899 г.); В.А.Весновский «Спутник туриста по Уралу. Путеводитель по курортам Урала» (Екатеринбург, 1902 г.); Ф.С.Красильников «Поездка на Яман-Тау» (журн. Землеведение, 1904 г.); «Путеводитель в пределах Уфимской губернии» (адрес-календарь Уфимской губернии и справочная книжка на 1906 г., Уфа, 1905 г.); О.Миронова «География Уфимской губернии» (Уфа, 1907 г.); М.А.Круковский «Южный Урал». Путевые очерки (Москва, 1909 г.); А.П.Флеровский «От Саткинского завода до горы Иримель» (Москва, 1911 г.); И.Н. Сырнев «Южный Урал» (в кн. «Россия - полное географическое описание нашего Отечества», Санкт-Петербург, 1914 г.); В.Агров «Путеводитель для ученических экскурсий по Уралу» (Оренбург, 1915г.).
   Естественно, что эта критическая масса литературы, в конце концов, должна была вызвать своеобразный взрывной интерес к уральским пещерам, толкнуть население к посещению и изучению подземных полостей. Что вскоре и последовало в дальнейшем...
   Продолжим листать пожелтевшие страницы книг, журналов и газет, искать важные для нас исторические факты. И снова удивительное открытие! Оно позволяет нам вновь утверждать, что в Челябинской области массовым спелеотуризмом начали заниматься еще в начале XX в., задолго до его официального рождения в нашей стране.
   Оказывается, что первое, по настоящему спортивное спелеопутешествие в пещеры нашей области с элементами исследовательского характера произошло 29 июня 1924 г. Вот как об этом событии информирует своих читателей уездная газета «Пролетарская мысль» (Златоустовский уезд Уфимской губернии) от 3 июля 1924 г. в заметке Долгова «Путешествие к «святым отцам»:
   «Айлинская молодежь 15-го июня постановила, а 29 осуществила экскурсию на р. Аи в «Аверъкину» пещеру.
   Пещера эта находится в пяти верстах от Айлино, на левом берегу Ая в горах. Спуск в пещеру вертикальный, сажен 10 в глубину.
   Ребята создали экскурсионную комиссию, которая запаслась керосином, канатом, хлебом и всем необходимым для путешествия под землей.
   Придя к пещере молодежь привязала к бревну над отверстием блок и по нему на канате начала спускаться.
   Сначала было жутко: стращали змеями, разными чудовищами. Вход в пещеру представляет из себя круглое отверстие аршина полтора в диаметре, дальше шире и шире.
   На самой глубине этого природного колодца навалена масса разного мусора: палок, бревен и камней. Без фонаря, без свечи дальше пробраться невозможно.
   Но вот нашлись «смельчаки».
   Привязали их к канату ремнем, устроили сидение, дали фонарь, топор и спустили.
   Смельчаки ушли в глубину и голоса их не слышно.
   Пришлось спустить других. Снизу подают голос, чтобы спускались все, кто желает.
   А на глубине приблизительно 10-ти сажен представляется такая картина: от узкого каменного входа идет каменная лестница, дальше обширное помещение, в котором сохранились остатки избушки.
   Тут валяются доски от двери, рабочий деревянный станок, каменная кровать.
   Еще сохранились железные скобки от двери и жестяная труба.
   Много разных костей, среди них часть человеческих.
   Дальше от первого большого «зала» имеется влево спуск опять по лесенке в глубину сажен на 10, направо коридор и третье помещение.
   Время берет свое - все обвалилось, засыпалось подземным камнем, песком и глиной, но старожилы говорят, что не так давно (50 лет) жил в этой пещере раскольник-отшельник.
   Хлеб ему спускали в верхнее отверстие. Иногда он сам выходил, но так, чтобы не видели.
   Имел знакомых женщин, которые вместе с ним иногда пребывали «в посте и молитве»
, а иногда катались на лодке или совершали «святую» прогулку по лесу.
   Передают, что после смерти «Отца Аверьки» - там жили фальшивомонетчики и не так уж давно скрывались там «зелененькие» дезертиры.
   Если судить по имеющимся внутри пещеры углублениям, заваленным теперь и занесенным илом, - то можно предполагать и дальнейшие ходы и выходы.
   Но чтобы раскопать - необходимо снарядить специальную экспедицию с кирками и лопатами.
   Провозившись целый день, просмотрев все «достопримечательности», молодежь поднялась наружу.
   Спускались человек 20-тъ.
   Ходили в пещеру врач, учитель, агроном, ячейка РКП, женотдел и молодежь.
   Главная цель экскурсии - изучение сталактитов, - не была достигнута, т.к. все заинтересовались лишь внутренним устройством подземного жилья».
   Эта газетная заметка написана неким Долговым - секретарем айлинской партячейки Российской коммунистической партии, главным вдохновителем изучения Аверкиевой пещеры. К сожалению, история не сохранила для нас полного списка группы спелеотуристов-экскурсантов 1924 г. Кроме секретаря Долгова, который наверняка как вдохновитель и автор заметки спускался в пещеру, известна еще только одна фамилия. Это житель села Айлино (ныне территория Саткинского района) П.Накоряков.
   Откровенно признаюсь, что эта заметка меня глубоко взволновала. Представьте себе, в этой экспедиции было все: предварительная подготовка, создание инициативной группы-комиссии, выбор объекта для спелеопутешествия, означенные научно-исследовательские и краеведческие цели, подготовка продуктов и снаряжения, использование специального снаряжения и оборудования, применение технических средств и способов для преодоления вертикальных участков, обеспечение безопасности участников, удачный подбор состава экспедиции, врачебное и идеологическое обеспечение... А ведь это произошло более 80 лет назад!
   Но оказывается, что спелеоэкспедиция 1924 г. не была единственным в своем роде путешествием под землю. У известного саткинского краеведа и спелеолога-любителя, ныне покойного В.П.Чернецова, имелся целый ряд устных и письменных свидетельств, в том числе от самого П.Накорякова о том, что еще в 1910-11 г.г. айлинские школьники ходили в эту пещеру на экскурсии, приносили сосульки «текучего камня» и отпечаток с медной иконы. В 1926 г. в пещеру был совершен поход группы молодых рабочих златоустовского завода. В 1936 г. - группы златоустовских охотников. Вот такая, оказывается, интересная история у этой пещеры.
   А нам же, сегодня, остается только удивляться отчаянности и восхищаться мужеством айлинской молодежи и сельской интеллигенции, с которыми они отправились в 1924 г. на экскурсию в Аверкину пещеру.
   В мае 1969 г. автору довелось во время проведения первых учебных сборов ШПП спелеологов Челябинской области спускаться в Аверкиеву яму. Отвесный входной колодец 24-метровой глубины, угрожающе нависшие над головой острые глыбы известняка, струящаяся по стенам вода. На мне соответствующая тому времени экипировка, налобный электрический фонарь на каске, тросовая лестница и надежная капроновая веревка для верхней страховки, группа опытных товарищей наверху - все это, казалось, исключало любые, даже малейшие, сомнения в опасности спуска. Однако у меня и до сих пор живы в памяти яркие впечатления об этом волнующем спуске во входной колодец пещеры. А каково же было тем, безымянным для нас, любителям-спелеологам далекого, 1924 года.

   И ДВЕ-ТРИ ПАРЫ ЛАПТЕЙ...

   Нам, сегодняшним спелеологам, конца XX в. - начала XXI в., всегда было любопытно и хотелось поподробнее узнать как, куда, каким образом и с каким снаряжением ходили в пещеры наши предшественники. Ответить на эти вопросы мне помог случай -подарок от знакомого челябинского спелеолога А.В.Соловьева. Простой и незамысловатый подарок, но очень приятный и ценный. Мою библиотеку спелеологической литературы пополнила еще одна интересная книга, являющаяся сегодня настоящим раритетом.
   Она вышла в свет в 1939 г. в Челябинском областном государственном издательстве и была написана С.Лялицкой - популяризатором спелеологии и уральских пещер. Называется книга «Дворцы под землей» (очерки об Уральских пещерах), тираж 10 000 экземпляров. В ней рассматриваются различные аспекты и стороны спелеологии и пещер: происхождение, подземные реки и озера, лед под землей, флора и фауна, а также наиболее крупные пещеры Урала, СССР и Мира. В конце книги мое внимание привлекла глава «Как организовать экскурсию в пещеру. Советы туристам».
   Читая эту главу, невольно испытываешь двоякое чувство (догадайтесь сами) и проникаешься уважением, отдаешь должное энтузиазму, мужеству и самоотверженности первых спелеотуристов нашей области. И автор дает здесь возможность нашим читателям самим оценить уровень снаряжения и оборудования спелеологов 30-х годов XX в., которое они использовали для своих путешествий под землей. Итак, давайте мысленно перенесемся на 70 лет назад и с нашими дедушками и бабушками начнем готовиться к спелеопутешестию...
   «... в тесной связи с наукой спелеологией существует особый вид туризма подземный туризм, (тут мы заметим, что С.Лялицкой впервые в 1939 г. была высказана идея общеизвестной теперь формулы «Спелеология = наука + спорт» - прим. автора). Представители этого вида туризма после предварительной подготовки совершают интересные подземные путешествия и производят наблюдения...
   ...Подземный туризм получил особое развитие во Франции...
   ... В последние десятилетия и в нашей стране замечается огромный интерес к подземным экскурсиям, исследованиям.
   Геологи и краеведы с местными жителями-проводниками совершают подземные экскурсии, делают ценные исследования...
   ...В последнее время наряду с туризмом, так называемым, надземным выдвигается и туризм подземный. В связи с возрастающим научным интересом к подземным пещерам растет интерес к ним и среди населения, в частности среди молодежи и школьников-пионеров...
   ... Навстречу этому интересу долэюны идти школы, комсомольские и пионерские организации. Они долэюны устраивать экскурсии не только по горам, рекам, лесам и полям, но и забираться под землю... Надо помнить, что подземные путешествия - опасный и рискованный вид туризма.... Излишняя суетливость и «храбрость»...может привести к непредвиденной катастрофе. Каждый неосторожный шаг и движение могут повлечь за собой тяжелые последствия...»

   Все это обычная и необходимая преамбула: что такое спелеология, почему и для чего нужно ходить в пещеры и что там ждет отчаянных храбрецов? А теперь узнаем, как готовились, с чем и в чем покоряли подземные глубины наши предшественники:
   «...надо выбрать достойного начальника похода - из учителей, вожатых, учеников старших классов, - ввести в среде участников строжайшую дисциплину, а перед этим произвести строжайший отбор..., оставив только безусловно годных для подземного путешествия.
   Прежде всего, должен быть произведен медицинский осмотр желающих отправиться в подземную экспедицию.
   Людям с больными легкими, сердцем не следует посещать пещеры. Под землей часто встречаются горы, скалы. Трудные подъемы и крутые спуски. Там приходится перескакивать с камня на камень, протискиваться сквозь узкие щели, и все это в темноте, при неверном свете факелов. Следовательно, слабонервным тоже лучше не участвовать в этих экскурсиях...
   Кроме того надо усвоить и научные навыки: уметь ориентироваться по компасу и карте, уметь составлять план местности...Отправляясь в подземное путешествие, необходимо запастись краткими геологическими сведениями относительно подземных пещер, необходимо возобновить в памяти знания о карстовых явлениях, о работе подземной воды, об образовании пещер, подземных озер и т.д.
   Готовясь к походу, надо составить список вещей, которые необходимо взять с собой. Надо взять: молоток, лом или кирку, нож: (если не тяжело, то топорик), проволоку, рулетку, свисток, иголки и нитки, тетрадь, химический карандаш, карту. Необходимо захватить бечевку - для Ариадны (один конец бечевки привязывается к дереву, камню, столбу у входа в пещеру; другой, смотанный в клубок, несут в пещеру и постепенно разматывают его. На обратном пути сматывают бечевку и — безошибочно возвращаются к выходу).
   Необходимо захватить толстую веревку для спуска и подъема в пещерах.
   Экскурсанты должны иметь: фонари, лучше всего «Летучую мышь», электрические фонарики, свечи, бересту и смолье, т.е. пропитанные смолою корни хвойных деревьев. Береста и смолье дают много копоти, но очень ярко освещают пещеру, свечи им во многом уступают. Чтобы избежать ожогов рук, надо взять длинную лучину сырого, плохо горящего дерева (например, осины), расщепить ее на конце и вставить бересту или смолье, можно прибить гвоздиками. Таких факелов надо приготовить возможно больше...»

   Да, уровень жизни тех лет явно не позволял применять щадящие источники света, а недостаток знаний о микроклимате и большой ранимости подземного мира, вступал в противоречие с экологически грамотным пребыванием в пещерах. Будем читать дальше:
   «...желающие могут захватить с собой фотоаппарат и сделать подземные снимки при вспышке магния.
   В подземных пещерах холодно и сыро. В темноте не видно грязи и луж- на полу, острых выдающихся камней в стенах. С потолка непрерывно капают на голову капли воды, насыщенной известью. Соответственно такой обстановке турист, спускаясь под землю, должен надеть , так сказать, спецодежду...»

   Вопросы возможного переохлаждения под землей тогда решались по-русски просто, а значит гениально! Оцените это сами:
   «...конечно, не все могут сшить себе резиновый комбинезон, но приобрести ватную куртку и шаровары могут многие.
   Сверху обычной одежды необходимо надеть старый пиджак или куртку.
   Можно надеть шерстяной свитер (вместо куртки), а на грудь и спину положить для тепла по листу свернутой газетной бумаги. Поверх вязаного костюма необходимо надеть бумажный. Вязаный неудобен тем, что цепляется за выдающиеся камни.
   Неудобны и даже совсем непригодны для подземных путешествий юбки и длинные пальто. Они еще больше, чем вязаный костюм, затрудняют движения и могут послужить причиной несчастного случая - падения с высокой скалы и т. д....»

   А вот следующий «совет» - это наш прямой ответ и вызов сытой и богатой Европе. Думаю, что этот найденный выход из бедственного положения и оригинальный элемент экипировки должен войти в анналы истории отечественной спелеологии:
   «... Что касается обуви, то не все юные туристы имеют возможность приобрести сапоги с медными шипами - идеальную обувь для путешествия по подземным горам. Можно ограничиться обувью с крепкой толстой непромокаемой подошвой. Можно поверх не слишком надежных ботинок надеть калоши. Для тепла ноги можно обернуть газетной бумагой. Вместо ботинок можно взять в качестве подземной обуви 2-3 пары лаптей. На ноги надеть бумажные чулки, потом шерстяные или плотные портянки. Лапти легки, дешевы, если порвутся одни, можно заменить тут же, в пещере, другими.
   На голову необходимо надет кожаный или резиновый, непромокаемый шлем или суконную (лучше не на вате, а то будет очень жарко) шапку с наушниками...»
.
   Далее в «советах...» следует описание общественно-полезной работы в спелеопутешествии, сбор материалов для будущего отчета и проведения культурно-просветительской деятельности среди местного населения и самих участников:
   «...Совершая подземное путешествие, юные туристы собирают по пути и в самой пещере интересные образцы горных пород, растений, насекомых, черепки, монеты, бусы, кости — все то, что помогает изучить историю подземных дворцов. Молено разделить работу между всеми... Интересно собирать исторические сведения, связанные с данной местностью и пещерой.
   Кто-либо из участников похода,, хотя бы начальник похода, должен вести ежедневный дневник. Отдельные записи может производить каждый из туристов...
   После посещения пещеры и необходимого отдыха молено провести беседу (хотя бы у костра), поделиться своими впечатлениями («разбор полетов» - по современной лексике спелеологов - автор).
   Обычно организованные экскурсии в большие пещеры проходят с участием проводника, местного жителя. Часто присоединяется к экскурсии местная молодежь и школьники. Не лишним будет во время беседы попросить их рассказать легенды, имеющие связь с данной пещерой. И тут лее надо с научной точки зрения разбить все суеверия, если они еще живы среди населения...
   ...Множество вопросов обычно задают местные жители при объяснении загадочных явлений. Вот тут-то участники подземного похода и могут развернуть политико-просветительную, антирелигиозную работу...»

   Завершает же «советы...» столь актуальная и больная для всех цивилизованных людей, не чуждая и нашим пра-спелеологам, тема;
   «...Главное, о чем не надо забывать юным туристам, находясь в пещере, это о том, чтобы не портить эти чудесные природные музеи. Не надо портить живописные скалы и камни, испещряя их своими, никому ничего не говорящими именами (ну разве что это было позволительно ассирийскому царю Салманасару III - он же царь и кто бы его тогда остановил! Да и вряд ли бы мы знали сейчас о совершенной им почти три тысячи лет назад первой в истории спелеоэкспедиции - прим.автора). И не надо варварски выламывать замечательные украшения этих подземных дворцов — сталактиты и сталагмиты...
   ... Посещение пещер оставляет у юных туристов неизгладимое впечатление на всю жизнь и часто является толчком к выбору той или иной специальности...»

   Прочитав эти строки, мы можем в полной мере оценить всю ту огромную дистанцию, которую сумела так быстро пройти отечественная, в т.ч. и уральская, спелеология. От лаптей, утепленных газетами и ватных курток до неопреновых гидрокостюмов с изотермиком, от факелов из смолья и фонарей «Летучая мышь» до титановых ацетиленовых ламп с электронным зажиганием и светодиодных фонарей, от толстых канатов из пеньки до статических и динамических капроновых веревок, от небольших пещер в десятки или сотни метров длиной до сложнейших вертикальных шахт в полтора-два километра глубиной!
   И поэтому мы всегда должны помнить о них и гордиться ими - первыми спелеологами и России, и Урала, и Челябинской области. Именно они оказались неравнодушными к тайнам подземного мира, именно они были теми безвестными первопроходцами «в лаптях», которыми они и протоптали подземные тропы нам, спелеологам второй половины XX в.- начала XXI в! Мы приняли от них эстафету и сумели достойно пройти по ими проторенным тропам значительно дальше и фантастически глубже...

   В НАПРАВЛЕНИИ ЦЕНТРА ЗЕМЛИ

   С начала 60-х годов XX в. на Урале возникает первый, организованный из спелеологов-любителей коллектив - Свердловская городская спелеосекция. За ней, спустя некоторое время, подобные коллективы возникают в Перми, Башкирии, Челябинске, Оренбурге...
   Неоднозначно, порою сложно, разными путями шло развитие и становление каждого из этих спелеоколлективов. В начальный период своей деятельности каждая из секций пережила этапы своего развития, собственного понимания путей движения к «Подземному Эвересту», собственные, в хорошем смысле, амбициозные планы...
   Но было и нечто объединяющее всех нас - любовь к пещерам, уважение к истории нашего движения и сознание того, что мы все вместе живем на удивительной и уникальной земле - на Урале. С годами к нам, естественным путем и без внешнего принуждения, пришло понимание необходимости объединения, создания «единого спелеологического пространства», единой уральской спелеосемьи. В этой спелеосемье как-то сами собой исчезли такие понятия как исключительность, личностные и корпоративные амбиции, ущемления прав «малых спелеонародов». Мы вдруг открыли для себя настоящее, глубинное значение замечательного слова «консенсус».
   Мы сумели придумать и осуществить множество совместных проектов: Матчи городов Урала, ШПП и спелеолагеря, экспедиции и т.д. и т.п. Незаметно, но уверенно, рождалась новая общность людей - «Уральский спелеологический народ». Революции и контрреволюции, бушевавшие в спелеологической среде страны в начале 80-х годов были так далеки и непонятны нам и, соответственно, неприняты. Уральская спелеосемья сумела без особых потерь сохранить себя и в последующее «Смутное время», пришедшее в Россию в начале 90-х годов. К нему мы были готовы, объединившись в конце 80-х годов в Ассоциацию спелеологов Урала - в первую, и до сих пор реально существующую и успешно работающую общественную организацию. Именно АСУ в свое время попросили из Центра помочь организовать и провести Учредительный съезд по созданию Российского союза спелеологов, что и было сделано нами в 1996 г. на уральской земле (май 1996 г. хр. Шуйда Челябинской области, 1-й съезд РСС -декабрь 1996 г., г. Челябинск).
   С годами рос авторитет Уральской спелеологии, росли и ее достижения в техническом, спортивном, экспедиционном, научно-исследовательском направлениях. В эпоху тотального дефицита спелеоснаряжения (70-80 г.г. в.) уральцы стали на острие самодеятельного технического прогресса, превратились в разработчиков и изготовителей принципиально новых видов снаряжения и оборудования, став законодателями многих направлений в научной и спортивной спелеологии.
   Уральцы всегда были желанными участниками любых спелеомероприятий наших коллег из других регионов страны. Без них не обходилась ни одни, сколь-нибудь крупные Всесоюзные и Всероссийские, а потом и международные спелеоэкспедиции. В каждой из них была вложена достаточно весомая частичка труда уральских спелеологов. Вполне закономерно и глубоко символично то, что в сентябре 2005 г. россиянин, представитель
   Уральской спелеологии, челябинец Юрий Базилевский вместе со своим коллегой, представителем братского украинского народа - киевлянином Олегом Климчуком установили новый мировой рекорд спуска под землю на отметке 2140 метров! Своим фантастическим достижением они достойно увенчали усилия и труд многих поколений отечественной спелеологии, воплотили в реальность мечту сотен и тысяч спелеологов. Монополия на самые глубокие пещеры и, соответственно, Мировой рекорд глубины, державшиеся более ста пятидесяти лет в Западной Европе, были нарушены.
   Подземный мир един! В нем еще бесконечно много места для поиска и открытий, для самореализации и стремления к вершинам победы духа над по-прежнему манящими нас безднами Земли.  

Экс-президент Ассоциации спелеологов Урала С.М. Баранов 

Разместил: Chibilov | Дата: 12.11.2006
[ Напечатать статью | Отправить другу ]
Последние статьи
· Об охране пещерных биогеоценозов
· География карста Челябинской области и проблемные поиски карстовых (подземных) вод
· Фотографии из штолен Слюдорудника
· Спелестологические перспективы Южного Урала
· Спелеологические работы на суходоле реки Сим
· Чемпионат по спелеологии в Санкт-Петербурге
· Экспедиция в пещеру Сухая Атя на радио Южный Урал
· Фотографии пещеры
· Спелеолог Семен Баранов: Ни я, ни мои товарищи не встречали на Южном Урале снежного человека
· Пещера Сухая Атя

Рейтинг@Mail.ru Красная Книга Челябинской области | Ильменский заповедник | Жужелицы (Carabidae, Coleoptera) мира