Пещеры Челябинской области. Игнатьевская пещера

Главная | Анкета | Рекомендовать | Обратная связь | В избранное | Сделать домашней

Навигация

Спелеофото

_DSC0027+
_DSC0027+

Майская пещера
Майская пещера

_DSC0160+
_DSC0160+

Пещера Сухая Атя
Пещера Сухая Ат ...


Галерея


Книги по спелеологии

Реклама
Пещеры Челябинской области, спелеология

Бюллетень Плутон - Красный флаг над гротом "Юношеский"
Статьи о пещерах
   С.М. Баранов. Бюллетень №3 Челябинского общественного спелеоинформационного Центра "Плутон". Челябинск, 2000. 18 с.


  От редакции
   Коллектив авторов спелеоинформцентра рад вновь встретится со своими читателями и представляет на их суд новую публикацию.
   В жизни любого конкретного человека или коллектива людей, объединенных общей идеей и целями, всегда есть какие-то особо запоминающиеся даты, события, факты. Они надолго остаются в памяти, порой меняют судьбу, становятся знаковыми, поворотными в развитии и деятельности целого коллектива. Не стали исключением из этого и челябинские спелеологи, их общественные объединения -клуб "Плутон", областная спелеосекция.
   В более чем 30-летней истории этих объединений было много таких знаковых, даже эпохальных поворотов и этапов. И одним из самых первых, вне всякого сомнения, стал штурм таинственного, никем до этого не пройденного грота, на скалах реки Аи вблизи Алексеевской фермы. Прошло всего полтора года с момента зарождения организованного спелеотуризма в Челябинской области. Было проведено всего два областных сбора по программе ШПП. Только два человека к тому времени прошли обучение во Всесоюзном спелеолагере по программе 1 года обучения. В Челябинске всего две веревки по 100 метров длиной, чудом приобретенных на одном из оборонных предприятий.
  И вот ровно 30 лет назад в этих обстоятельствах возникла и была реализована идея шгурма грота "Юношеский" в мае 1970 года. О том, как это было, как возникла идея, как она воплощалась и успешно завершилась, рассказывается в этом бюллетене. Проходят года, уходят из активной деятельности участники событий, постепенно размываются во времени как сами события, так и их подробности. И чтобы они не исчезли совсем бесследно, чтобы нынешнее поколение знало и помнило о делах своих предшественников — вот для этого и написаны эти строки.
    С.Баранов
  
   Близки в подлунном мире неспроста понятия "мечта" и "высота"
   В мае 1969 года в Саткинском районе на реке Аи, вблизи Кургазакской пещеры, проводился первый сбор спелеологов Челябинской области. Кроме прохождения уже известньгх певдер этого района в один из последних дней сбора был предпринят разведочный выход для поиска новых пещер на реке Улуир. Эта небольшая горная речка впадает в реку Аи чуть ниже деревни Алексеевки. В поисковую группу, которую возглавил В.В. Илюхин - тогдашний председатель Центральной секции спелеотуризма и приехавший к нам на сборы, вошло несколько слушателей и инструкторов учебных отделений.
    Почти целый день мы затратили иа осмотр скальных берегов реки Улуюр и, не найдя ничего особо интересного, наша группа приняла решение возвращаться обратно, в базовый лагерь, расположенный в Кургазакском логу. До нашего лагеря было еще очень далеко, а мы весь день провели на ногах и уже чувствовали сильную усталость. И поэтому предложение В.В. Илюхина немного отдохнуть на берегу реки ;; Аи у Алексеевской фермы было принято всеми с энтузиазмом.
   Мы сошли с полевой дороги и, пройдя сквозь небольшой редкий лесок, оказались на скалистом обрыве Ая. Здесь и было решено передохнуть. Удобно устроившись на согретых весенним солнцем камнях, мы дожевали остатки сухого пайка, взятого в поиск, и заодно, любовались открывающейся с обрыва панорамой реки.. Отсюда, почти со стометровой высоты, хорошо видна внизу ее узкая лента. Зажатая в скалистых берегах, она стремительно несет свои мутные, шоколадного цвета, весенние воды сквозь каньон, играя на многочисленных перекатах белой пеной струй. Снизу чуть слышно доносится гул беснующейся в каменных тисках реки. Прямо под нами она делает петлю, вписываясь в крутую дугу скального цирка из береговых утесов. Известняковые скалы прямо из воды взметнулись вверх на 90-100 метров. В отдельных местах вертикальная стена берега рассечена глубокими и крутыми ущельями-кулуарами.
   Долго любуемся мы этой величественной панорамой долины, восхищаемся неукротимой мощью и упорством реки Аи, которая сумела прорваться через каменные теснины. Но вот кто-то из наших инструкторов обращает внимание на темное, малозаметное отверстие в обрыве центрального утеса. Оно уже начинает скрываться в тени соседних скал, закрывающих стену от лучей вечернего солнца. Само отверстие расположено чуть выше середины обрыва, на высоте 50-60 метров от подножья скалы. Интересно, что же там находится: ниша, грот или пещера? Но добраться к этой темной дыре в скале без снаряжения ни снизу, ни сверху невозможно. Совершенно вертикальная стена со множеством нависающих участков ?' и редкими горизонтальными полками-уступами красноречиво свидетельствуют о неприступности.
   - Крепкий, но должно быть интересный орешек этот грот. А ведь там может оказаться вполне приличная пещера. Очень жаль, что у нас сейчас уже нет времени. Через два дня мне обязательно нужно быть в Москве, да и снаряжения у нас в лагере не так уж много,  - Илюхин с большим сожалением смотрит на скалу и продолжает, - но ведь здесь остаетесь вы , челябинцы, вот вам и карты в руки. А потом, взглянув на часы, озабоченно стал нас торопить. Через час истекал контрольный срок нашего возвращения в базовый лагерь, а до него еще около трех километров...
   Так мы впервые увидели этот грот и загорелись идеей его покорения. На первых сборах это сделать не удалось. Да и лето 1969 года у челябинских спелеологов уже заполнено другими планами и подготовкой к Всесоюзному спелеолагерю на Кавказе. Поэтому вновь мы вернулись сюда только в ноябре. Опять, как и весной, огромная поляна на берегу реки Аи у места впадения в нее реки Каменки стала местом проведения очередного, второго областного сбора спелеологов. Снова начались занятия с отделениями новичков - будущих спелеотуристов, снова учебные спуски под землю. Но теперь в программе сбора было предусмотрено также время и для осуществления попытки штурма того загадочного грота на стене "Больших Притесов" — именно так именуют местные жители скальный цирк у Алексеевской фермы.
   В составе сбора находилась большая группа коркинцев, которую возглавлял Леонид Маркелович Кустов — руководитель юношеского клуба геологов. Было решено, что коркинцы и станут основной силой при штурме грота на обрыве. В качестве консультантов - наблюдателей Кустов пригласил на штурм трех челябинцев: первого председателя областной секции спелеотуризма М. Зайделя, членов клуба спелеологов "Плутон" А. Окунева и автора этих строк. Штурм был назначен на 7 ноября.
В тот день мы заранее пришли в лагерь коркинцев. Они расположились отдельно, на поляне, у входа в Кургазакскую пещеру. В их лагере шла интенсивная подготовка к выходу на штурм грота. Большие 100 метровые капроновые веревки ребята растягивали по поляне, тщательно проверяли отсутствие на них> различных повреждений, а затем аккуратно укладывали их в бухты ровными кольцами. Сам же Кустов был занят ответственным делом - проверкой радиостанций. Их предполагалось применить для организации радиосвязи при спуске по скале. Его то и дело отвлекали молодые ребята - они кратко, по-военному, докладывали о готовности веревок, продуктов и групп обеспечения.
    Через полчаса, вдоволь напившись горячего и душистого чая, любезно предложенного нам помощницей Кустова - Татьяной Кивенко - и завершив всю подготовку выходим из коркинского лагеря в расположение грота. У Алексеевской фермы группа разделилась. Отсюда к реке ведет пологий спуск, и вниз, во главе с Т. Кивенко, отправляются несколько человек с радиостанцией. В их задачу входит корректировка спуска людей по стене и передача их команд по радио участникам штурма, стоящими на вершине скалы на страховке. Это довольно сложная система связи вызвана тем, что сразу же за перегибом скалы находящиеся на страховке люди не видят и не слышат всех команд спускающегося. После разделения другая, большая часть нашей группы, направляется к вершине скалы над гротом.
   Выпавший накануне снег припорошил скалы, белым покрывалом укрыл окрестные поля и перелески. И в этом белом мире резко выделяются лишь только темно-зеленый массив соснового бора на противоположном берегу, да черная стылая лента реки, дымящейся на холоде под скалами. Видно, что вся окружающая нас природа застыла в оцепенении перед началом долгой уральской зимы. Только негромкое поскрипывание снега под ногами напутает тишину уснувшего леса.
    А вот и цель нашего сегодняшнего выхода. Около десятка сосен и берез небольшой стайкой собрались на самом краю обрыва. Круглый год они открыты всем ветрам, вот поэтому-то и вцепились намертво своими узловатыми корнями в каменистую почву вершины. Сброшены на землю тяжелые рюкзаки и бухты веревок. Без лишних напоминаний группа обеспечения сразу начинает заниматься своими делами: собирает дрова, разводит костер и кипятит чай. На пронизывающем ноябрьском ветру, свободно разгуливающем на открытом плато, горячий чай будет как нельзя кстати.
   Участники группы штурма начинают подыскивать точки закрепления веревок для спуска и страховки. Один из них, пристегнувшись к страховочной веревке выходит на самый краешек обрыва и машет вниз рукой, привлекая внимание к себе и указывая на наше местонахождение. По рации вниз уходит запрос: "Укажите, здесь ли грот?". Снизу сообщают, что нам нужно перейти метров на 10-15 левее, там находится вход в грот. Корректировщик передвигается левее и точно устанавливает место спуска вниз, к гроту. Теперь можно навешивать веревки. Их концы привязываются за самые крепкие и надежные деревья: спусковая веревка сбрасывается вниз, вдоль всей скалы, а страховочная прикрепляется к грудной обвязке Л.М. Кустова.
   Наконец все готово, и Леонид Маркелович делает первый шаг за край обрыва. Через несколько секунд он совсем исчезает из нашего вида. Теперь только страховочная веревка, медленно уползающая в бездну, связывает людей наверху с человеком, осторожно спускающимся по скале. По рации снизу нам сообщают обо всех действиях Кустова, передают по эфиру его команды на страховку: "Выдай! Мягче! Закрепи!". Когда из стометровой бухты страховочной веревки вниз уходит примерно треть, по рации передают, что Кустов стоит на маленькой скальной полочке у входа в грот. Ребята на страховке предельно собраны - сейчас предстоит самая серьезная часть штурма. По горизонтальной полке (не более полуметра шириной) нужно осторожно балансируя над бездной, пройти несколько метром до входа в грог.
   Вбивая в узкие трещины стены скальные крючья и навешивая на них так называемую перильную веревку для опоры, Кустов медленно продвигается к темному отверстию в скале и затем исчезает в нем. Мы приветствуем это известие громкими криками радости. Проходит несколько минут томительного ожидания и по рации нам сообщают, что в отверстии грота вновь показалась фигурка человека. Кустов возвращается по полке назад к спусковой веревке и просит подстраховать его на спуске вниз, к подножью скалы. Но что же было там, в гроте? Почему он вернулся так быстро?
   После спуска со стены Кустова сразу поступает команда на снятие всего снаряжения и возвращение в лагерь. В полном неведении о причинах столь быстрого завершения штурма снимаем снаряжение, упаковываем его и выходим на место встречи у фермы. Там нас уже поджидают. Из разговора с Кустовым узнаем обо всех деталях его спуска по стене. Скала оказалась сильно разрушенной, постоянно таила в себе опасность внезапного камнепада. На 26 метре спуска от края обрыва находится горизонтальная скальная полочка длиной 6-8 метров. Ее ширина не более полуметра, и она приводит со стены прямо s грот. При движении по ней необходима навеска страховочной перильной веревки. Сам грот - отверстие в скале прямоугольной формы - два на три метра. Сразу от входа, через четыре метра, вниз уходит колодец неизвестной глубины. Зажженная и брошенная в него бумага осветила его частично, затем ее втянул в боковую щель мощный поток воздуха. Это значит, что там должны быть большие пустоты.
   Так как у Кустова не оказалось с собой тросовой лестницы для спуска в этот колодец, да и короткий ноябрьский день был уже на исходе, он принял решение не начинать спуск в грот других людей, а ограничится лишь внешним осмотром. К тому же и так стало ясно, что в стене находится настоящая пещера. Кустов предлагает и назвать этот грот «Юношеский» в честь клуба юных геологов г. Коркино. Никто не возражает и отныне за темным отверстием в скалах «Больших Притесов» закрепляется это название.
   Немного разочарованные столь неожиданным окончанием сегодняшнего выхода, возвращаемся в лагерь. По дороге в лагерь продолжаем обсуждать детали штурма, а потом, вполне естественно, начинаем строить планы на будущее. Что же все-таки там может быть? Колодец и сильный поток воздуха - все это говорит за то, что на стене не простая ниша или грот. Здесь должна быть серьезная пещера, но вот какой длины и глубины — это предстоит нам выяснить уже в следующий раз, при новом штурме. М. Зайдель предлагает это сделать на запланированных на май 1970 года очередных сборах спелеологов области. А оставшееся до мая время использовать для тщательной подготовки людей и снаряжения.
   Перед началом третьих областных сборов спелеологов, на которых было окончательно запланировано проведение штурма грота, бюро областной спелеосекции успело проделать большую организационную работу. М.Зайдель связался с коркинскими, а затем свердловскими спелеолагами и предложил принять участие в совместном штурме грота. Это предложение нашло поддержку и из этих городов в состав штурмовой группы были рекомендованы наиболее опытные люди. За месяц до начала сборов был окончательно утвержден состав штурмовой и вспомогательной групп, разработан и принят тактико-технический план штурма, уточнены сроки заезда участников.
   Приведу здесь часть переписки в период подготовки к штурму грота. «Уважаемый Леонид Маркелович! Областная секция спелеотуризма в мае 1970 года проводит третий областной сбор спелеологов Челябинской области. Есть соображение включить в программу сбора штурм грота «Юношеский» представителями Челябинской и Свердловской секций и членами Коркинского юношеского клуба. В связи с этим прошу:
   - Рекомендовать кандидатуру в штурмовую тройку от вашего клуба -Высказать ваши соображения относительно тактического плана штурма
   -Рекомендовать кандидатуру в группу обеспечения
   - Точно сообщить время вашего прибытия к стене, т.к. есть предположения включить вас в состав контрольно-спасательного отряда.
   С уважением, М. Зайдель, председатель областной секции спелеотуризма. Март, 1970 г.»

   «Михаил Михайлович! Добрый день!
   Судя по вашему письму, намерения повторить штурм грота «Юношеский» серьезны, и нам тем более приятно, что в штурме примут участие не только представители челябинцев, но и свердловчане. Надеюсь, что на сей раз грот будет пройден до конца и погода будет благоприятствовать. От нашего клуба наилучшей кандидатуры, чем Владимир Трушков, пока нет, хотя многие из ребят практически могли бы принять участие в штурме. Думаю, что Володю вы знаете. Он скалолаз второго разряда. Кстати выполнил он норматив на тех же стенах в июне 1969 года. Для группы обеспечения наилучшим от наших будет Юрий Ретюнский, учащийся ГПТУ-33. Подробный план штурма уточним на месте. Все будет зависеть от погоды. Предполагаемое время -10 часов утра 4 мая.
   С дружеским приветом, Кустов.»

   ТЕЛЕГРАММА
   «Окончательный состав тройки штурма: Трушков (Коркино), Баранов (Челябинск), Загидулин (Свердловск). Прибытие команд на место 30 апреля. Ждем коркинцев.
Зайдель.»


   Уже к 3 мая 1970 года на месте базового лагеря у Кургазакской пещеры собрались полным составом челябинцы, коркинцы и один представитель Свердловска. Это был Михаил Загидулин, как оказалось, опытный спелеолог, участник многих сложных экспедиций в пещеры Урала и Кавказа. Миша начал заниматься спелеологией почти с самого первого момента зарождения этого вида туризма у нас в стране, поэтому мы очень рассчитывали на его знания и большой опыт.
   Весь состав штурмовой группы на месте, здесь же и большая часть группы обеспечения. Нет пока только Кустова. Он будет возглавлять контрольно-спасательный отряд и следить за безопасной работой на стене. Но он, по словам коркинских спелеологов, должен сегодня выехать из Челябинска на поезде и ночью, со станции Кукшик, прибудет прямо к гроту. Значит практически все в сборе и можно уточнить последние детали предстоящей завтра на стене работы, проверить готовность участников и снаряжения.    Как руководитель штурма выношу на обсуждение участников один из вариантов проникновения в грот. Он несколько отличается от нашего первоначального плана, но призван стать своеобразным вариантом в случае, если первый по каким-либо причинам будет трудно осуществить.
   По первому варианту мы спускаемся по стене чуть левее оси грота до начала узкой скальной полки. Затем тщательно выбирая надежные трещины и забивая в них скальные крючья, навешиваем перильную веревку. Используя эту веревку для самостраховки, мы должны пройти по полке в грот и затем начать работу уже в самой пещере. После окончания исследования новой подземной полости все участники продолжают спуск по стометровой веревке до самой реки, к подножью скалы.
Второй вариант предполагает спуск по стене точно по оси грота до самого его входа. После этого, используя способ, часто применяемый французскими и венгерскими спелеолагами, в отверстие грота забрасывается кусок тонкого шнура с металлической кошкой на конце. Как только брошенная в отверстие грота кошка
зацепится своими когтями за камни или расщелины скалы, спелеолог подтягивает себя шнуром ко входу и попадает во внутрь грота.
   Предложение о запасном варианте не вызвало ни у кого из участников штурма особых возражений. Было решено, что назавтра два участника одновременно по двум независимо навешанным веревкам произведут спуск до грота и, не мешая друг другу, разными путями проникнут в грот. На этом мы заканчиваем обсуждение проблем завтрашнего дня и оставшееся до темноты время используем для подготовки личного и группового снаряжения.
   День штурма уже с самого раннего утра радует нас ярким солнцем. Правда, ветер тоже есть. А вот он-то как раз нам и не нужен. Дело в том, что в узком скальном каньоне реки у грота его сила и без того велика, как в аэродинамической трубе, и это может нам сильно помешать. Ветер будет перепутывать висящие вдоль стены веревки с телефонным кабелем, относить в сторону голоса наших команд. Ну что же, будем надеяться, может, к началу штурма он хоть немного стихнет. А сейчас плотный завтрак, недолгие сборы, пожелания успеха от остающихся в лагере - и в добрый путь.
   Как и в прошлый раз, расстаемся с группой связистов у фермы, Юрий Ретюнский - коркинский альпинист и спелеолог и еще двое ребят будут обеспечивать наш штурм снизу. В их задачу входит поддержание телефонной связи на участке "вершина скалы - грот - подножье", а потом, на заключительной стадии штурма они помогут нам с транспортировкой снятого снаряжения.
Основная же группа прямиком направляется к месту начала спуска. Издалека видим ярко - оранжевую палатку - значит Кустов уже здесь. Да вот и он сам встречает нас у обрыва со своими ребятами. Они уже успели немного поспать после (Ночного перехода и теперь готовы включиться в общую работу. В общем - то все участники нашего штурма давно знают свои обязанности, и поэтому без лишних напоминаний берутся за работу.
   Закреплен концом за дерево, а затем сброшен вниз полевой телефонный кабель. Через несколько минут заливистая трель телефонного аппарата извещает, что связь между вершиной скалы и ее подножьем установлена. За наиболее толстые и надежные деревья закреплены спусковые веревки: одна, как мы и договорились вчера, по оси грота, другая - на пять - семь метров левее ее. Рядом ровными кольцами разложены стометровые бухты страховочной веревки. Вниз сбрасывается конец первой спусковой веревки. Со свистом, за несколько секунд, сматывается она с короткой жерди, на которую была заранее уложена аккуратными кольцами. Снизу ,'; по телефону нам сообщают: "Все в порядке! Веревка дошла до основания скалы". Вслед за первой за кромкой обрыва исчезает таким же образом и вторая веревка. И опять снизу подтверждают: "Веревка по стене легла ровно!" Теперь наступает очередь для спуска людей.
   Вначале вниз пойдут двое: я и Владимир Трушков из Коркино. Мой напарник -отличный скалолаз и альпинист. Годом раньше он здесь, на этих скалах, выполнил спортивную норму второго разряда, поэтому ему и доверено организовать навеску перильной веревки на скальной полке. Следом за нами, но только после того как мы уже окажемся внутри грота, на спуск пойдет Миша Загидуллин. Об этом мы дадим сигнал из грота. Володя Трушков в последний раз советуется с Кустовым о способах прохождения и навески перил на полке. Я же пытаюсь поудобнее закрепить на поясе металлическую кошку со шнуром. А время подсказывает: "Пора начинать штурм!" Вниз по кабелю уходит сообщение: "Начинаем спуск первых участников ". Сам Кустов лично проверил нашу экипировку, туго завинтил муфты карабинов на страховочных веревках и дал добро на спуск.
   Движение начинаем одновременно и, чтобы не скинуть друг на друга камни, спускаться по веревкам будем с одинаковой скоростью. Здесь многое будет зависеть от четкости исполнения наших команд, оперативности связистов и надежной работы людей на страховке. В специальные спусковые устройства, изготовленные из толстой пластины алюминия и именуемые среди спелеологов "рогатками ", заправлена капроновая веревка. Спуск на "рогатке "производится за счет сил трения о плоскости и грани устройства. Скорость при этом регулируется самим спелеологом от почти свободного падения до очень медленной. Предусмотрена даже возможность полной остановки человека на любом участке спуска.
   Как ни надежно наше снаряжение, как ни ответственны ребята на страховке, а все - таки в последнюю минуту в душу закрадывается предательское волнение, даже какая - то доля страха. Ведь под ногами скала, по высоте которая равна небоскребу в добрых тридцати этажей. Немного завидую Трушкову - он скалолаз и с такими высотами давно на "ты." Ну что ж, мне теперь назад пути нет и я, памятуя об известной народной поговорке "На миру и смерть красна!", вслед за Володей делаю несколько шагов к обрыву. Еще одно усилие над собой - и следующий шаг делаю уже в бездну. Заскрипела под тяжестью тела веревка, страховочный пояс плотно охватил грудь. Теперь я полностью повисаю на веревке и отталкиваюсь от стены '" ногами. Вверху, внизу и за спиной - глубокая голубая бездна, ощущение страха перед высотой удивительно быстро проходит, а на смену ему появилось ощущение легкости, свободы и полета. Наверное, точно такие же чувства испытывают во время своих прыжков парашютисты.
   Отсюда, с высоты птичьего полета, прекрасно видна долина реки, окружающие ее горные хребты, увенчанные зеленым частоколом лесов. Как и обычно бывает весной, Аи переполнен вешними водами, он бурлит и клокочет, силится сдвинуть огромные глыбы известняка, скатившиеся с утесов в его русло. Далеко внизу, на большом конусе осыпи расположилась с телефоном группа Юрия Ретюнского. Они следят за нашим спуском, громкими криками и жестами подбадривают нас.
   Постепенно освоившись на стене, осматриваю скалы и обращаю внимание ' Трушкова на "живые " камни по пути его спуска. Их обязательно нужно сбросить вниз, очистить маршрут, иначе при рывках веревки или при спуске другого участника камни могут сорваться и принести беду. Предупреждаем об опасности камнепада расположившихся внизу ребят и начинаем чистить свои участки. Где молотками, а где с помощью рук и ног сбрасываем с полок и уступов ненадежно висящие и лежащие камни. Они со свистом и грохотом устремляются вниз, а через несколько секунд полета с оглушительной пушечной канонадой разлетаются вниз мелкими осколками.
   Через несколько метров спуска скала вдруг неожиданно уходит из - под меня, образует над головой нависающие карнизы. Теперь я полностью повисаю в пустоте, от меня до стены сейчас несколько метров. Равновесие в этом случае удержать ,? очень трудно, и я, повинуясь неведомым силам, раскручиваюсь вокруг своей оси сначала в одну сторону, а затем в обратную. Ощущение от таких вращений не очень приятное. Пока я борюсь с закручиванием и пытаюсь продолжить спуск, Володя Трушков уже достиг полки у грота и встал на нее ногами. Вниз, к ребятам, уходит команда: "Закрепить надежно страховку Трушкова! " Ее тут же передают по телефону на вершину скалы.
   Володя же, не дожидаясь меня, начинает работу по навеске перил. Слышен звонкий стук молотка и малиновый звон вгоняемых в узкие трещины скальных крючьев. Стараясь не делать резких движений, стремлюсь плавно, без вращений закончить свой спуск. Хотя и с трудом, но это мне удается, и через минуту я "подъезжаю" прямо к входу в грот. Правда, от меня до него не менее пяти метров пустоты. Вот теперь-то мы и попробуем испытать известный способ наших коллег - спелеологов из - за рубежа.
   Достаю из - за пояса металлическую кошку и, размахнувшись, бросаю ее в отверстие грота. Первая попытка неудачна. То ли сила броска была мала, то ли шнур запутался, но кошка до цели не долетела. Зато я снова получил толчок к закручиванию и новую возможность обозреть несколько раз круговую панораму окрестностей. Следующие броски более удачные. Кошка долетает до входа в грот, но на ровном пыльном полу ей не за что зацепиться своими когтями. Раз за разом она стягивает за собой в бездну лишь мелкий щебень и пыль. Все мои попытки раскачаться на веревке маятником и потом закачнуться в грот также ни к чему не приводят. Кажется, я попал в сложную ситуацию, и единственный выход из нее -это продолжение спуска вниз, к реке, потом возвращение по берегу к ферме, подъем из каньона реки на плато и снова километр к месту нашего старта. Значит, второй вариант для этого грота не пригоден и единственный путь в него - по горизонтальной полке стены.
   Но Трушков, с интересом наблюдавший за моими тщетными усилиями и манипуляциями, предлагает более простой и быстрый путь в грот. Через 10-15 минут он закончит навеску перил и пройдет по полке во внутрь грота. После этого Володя поймает шнур с кошкой и подтянет меня за него к входу. Деваться некуда и я, не раздумывая долго, принимаю это предложение.
   Теперь я уже в роли зрителя наблюдаю за работой Трушкова на полке. Дело у него спорится, хотя и приходится подолгу искать хорошие трещины для крючьев. Уж больно здесь ненадежные, выветренные скалы. Ветер и вода, холод и жара постоянно разрушают известняк, которым сложены эти стены. Но Володя -опытный альпинист, он хорошо чувствует скалу и знает ее особенности. Вот забит еще один крюк. В проушину узкого металлического клина пристегнут карабин, а в него пройдет узел капроновой веревки. Два - три метра осторожного передвижения по полке - и со звоном в трещину вбивается альпинистским молотком следующий крюк. Снова карабин, снова узел на веревке, и вот уже скальная полка постепенно переходит в пол грота. Ну, кажется, все. Трушков ступает под своды грота, забивает в его стену последний крюк для перильной веревки и надежно закрепляет ее в карабине. Самая трудная часть нашего пути успешно преодолена.
   Теперь наступает моя очередь, и Володя легко и просто подтягивает меня за шнур прямо к входу. Небольшое усилие в последний момент и вот он, наконец-то, долгожданный грот. Чтобы не упустить свою спусковую и страховочную веревки обратно в пустоту, освобождаюсь от них, предварительно закрепив в карабине перил. Трушков уже приготовил два конца самостраховки, которые позволят нам безопасно передвигаться по небольшой, покатой к выходу, площадке грота, предупредят любую возможность падения. Сейчас прямо перед нами 60-метровый обрыв к реке, а за спиной, в гроге, темное отверстие колодца неизвестной пока глубины.
Сообщаю криком вниз о благополучном достижении грота и даю разрешение на спуск к нам Миши Загидуллина. Но спускаться ему предлагаем по пути Трушкова. Сейчас уже ясно, что этот вариант более удобный и безопасный. Мы же приступаем к исследованию неизвестной пещеры.
   В нескольких метрах от входа пол обрывается колодцем. Брошенные в темноту камни летят недолго: что-то около пяти-семи метров. Но один из камней после падения еще некоторое время катился дальше вниз. Значит, колодец, судя по всему, имеет уступ или еще какое-либо узкое продолжение. Выяснить это можно, только спустившись в него. Для этого у меня в рюкзаке припасена бухта тросовой лестницы. Трушков вбивает для ее навески скальный крюк и, закрепив концы лестницы в карабине, сбрасывает ее в колодец. Она с шумом и звоном летит вниз, а из глубины грота, из-за колодца, вдруг вылетают несколько голубей. Они, лавируя между нами и стенами, с громким хлопаньем крыльев вылетают наружу. Оказывается, здесь уже свои хозяева! Но откуда же они все-таки вылетели? Пройдя по самому краю колодца, видим, что за ним темнеет какое-то небольшое отверстие-лаз. Если попытаться осторожно пройти по правой стене грота над устьем колодца, то можно добраться до этого отверстия. За то время, пока Загидулин будет готовиться к спуску, а затем и спускаться по стене к нам, мы попробуем разведать это неожиданное продолжение пещеры.
   Сначала сложный участок стены над устьем колодца преодолевает В. Трушков. он выбирает наиболее безопасный путь, затем то же самое приходится проделать и мне. По ту сторону колодца уже довольно темно и мы включаем на касках свои фонари. Небольшой по размерам и овальный по форме горизонтальный лаз уходит в глубь массива. На полу мелкий щебень и перья птиц. Стены и потолок очень сырые и покрыты толстым слоем так называемого "монд-мильха" - белой творожистой массы растворенного водой известняка. Спелеологи еще называют это лунным молоком. В одной из боковых ниш хода, неожиданно для себя, на полу обнаруживаем гнездо. В нем, широко разевая желтые рты и удивленно тараща на нас глаза, сидят несколько птенцов диких голубей. Стараясь не задеть это гнездо, обходим его стороной. Потолок хода постепенно снижается, и вот уже нужно встать на колени, а дальше и вовсе можно продвигаться только ползком по-пластунски. Еще через несколько метров лаз становится непроходим для человека, и мы поворачиваем назад.
   У входа в грот, на перемычке, нас уже ждет Михаил Загидуллин. Как у нас было условленно ранее, в колодец вместе со мной пойдет он, а Володя Трушков останется здесь на страховке. Миша привычным до автоматизма движением встегивает в спусковое устройство веревку и начинает спускаться в этот загадочный колодец. Но уже через несколько метров спуска снизу слышен его немного разочарованный голос: "Стою на дне!" Как мы и предполагали с Трушковым, глубина оказалась не более пяти метров. Спускаюсь к Мише по лестнице. Он уже успел осмотреть все дно и обнаружил в боковой стене вертикальную расщелину - единственное продолжение дальше. При свете фонаря видно, что она круто уходит вниз. Все верно, об этом продолжении нам с Трушковым уже рассказали своими перестуками брошенные в колодец камешки. Так обычно спелеологи примерно определяют глубину нового, неизвестного колодца.
   Сталкиваем в эту расщелину оставшийся моток лестницы. Протискиваюсь в узкую щель первым, для равновесия придерживаюсь за ее перекладины руками. Через несколько метров крутого наклонного хода по пути движения вертикальный уступ. Не отрываясь от лестницы, заглядываю вниз и замираю на месте от удивления: все вокруг заполнено голубым прозрачным льдом. Природный холодильник! А ведь буквально в пяти метрах отсюда, за каменными стенами пещеры светит яркое майское солнце, вовсю зеленеют леса, весенние цветы яркими пятнами раскрасили поляны. Здесь же царит настоящая зима! Лед мощными каскадами застыл на степах, бугрится торосами на полу, а с потолка свешивается четырех - пятиметровыми сосульками. Две-три такие сосульки доросли до пола и образовали ледяные колонны. Они словно подпирают свод пещеры, принимая на себя всю тяжесть потолка.
   Форма у ледяных сталактитов несколько необычная -они заострены с боков и изогнуты книзу. В общем, своим видом они напоминают огромные висячие сабли. От входа в глубь пещеры дует легкий ветерок - он то и является виновником искривления ледяных сталактитов. Лед - штука ненадежная. От любого шума, неловкого движения или простого весеннего тепла вся эта масса льда в несколько тонн весом может обрушиться вниз, на пол, поэтому при осмотре этой галереи стараюсь соблюдать предельную осторожность. Через два - три десятка метров она заканчивается узкой, в ладонь шириной, вертикальной трещиной, больше нигде не видно никаких ответвлений - значит, это вся пещера. Не теряя времени, вместе с подошедшим Мишей Загидуллиным начинаем с конца пещеры вести топографическую съемку. После, на поверхности, по ее данным мы вычертим план этой подземной полости. Он поможет понять ее происхождение и станет документальным подтверждением полного прохождения нами новой пещеры.
   Меньше чем за час мы управились с топосъемкой и описанием всей пещеры. По пикетажному журналу съемки длина новой пещеры составила чуть меньше ста метров, глубина - около двадцати метров. Конечно же, мы рассчитывали на большее, но такова судьба у исследователей подземного мира. Сегодня она дала нам возможность пройти всего лишь сотню шагов по никем не хоженной пещере, завтра она может подарить радость открытия подземного лабиринта в несколько сотен, а иногда и тысяч метров длиной или глубиной. Но сейчас мы вполне довольны и этой, пройденной нами сотне метров. Ведь грот "Юношеский" стал для челябинских спелеологов первой открытой и пройденной впервые пещерой.
   На приметном месте у входа в грот оставляем придавленную камнем записку следующего содержания: "4 мая 1970 года С. Баранов (руководитель штурма), М. Загидуллин и В. Трушков прошли этот грот полностью. Длина всех ходов около 100 метров. В верхнем ходу при раскопках узости возможно продолжение. Предлагаем оставить за гротом название "Юношеский". Тут же, у входа в грот, за вбитый повыше скальный крюк натягиваем шнур - на нем флаг из красной материи. Ветер вытягивает его из наших рук, и вот уже алое полотнище трепещет под его порывами. Ребята снизу громкими криками "ура!" салютуют флагу, машут руками. А мы, бросив прощальный взгляд на грот, начинаем спуск к реке, туда, где нас ждут товарищи и поздравления с одержанной победой. Мы уходим из грота счастливые и с полным сознанием того, что отныне на географических картах нашей области исчезло, и не без нашей помощи, еще одно "белое пятно".
   В последующие годы мне приходилось несколько раз встречаться со знатоком саткинского края, спелеологом - любителем и краеведом Виталием Петровичем Чернецовым, Из разговоров с ним, а также при чтении его многочисленных очерков о природе и истории Саткинского района я узнал о существовании нескольких легенд о Малых и Больших притесах, и о таинственной пещере в огромной скале. Выяснилось, что и скалы, и пещера имеют отношение к нашему недавнему покорению грота.
   Оказывается, что в старину скалы Большие притесы, в которых расположен грот Юношеский, местные жители - кульметьевские татары, мещеряки и башкиры называли по - своему - «Сыбар-кая", что означает "Пестрая скала". Название это отражает разнообразные цветовые оттенки доломитизированных известняков. Они отражают целую палитру красок: от белых, розовых, желтых и голубых до ярко -желтых, охряных и черных пятен лишайников, водяных полос и потеков, зеленых *' мазков травяной и кустарниковой растительности.
   Большие притесы значительно выше и грандиознее Малых. Впечатление они производят захватывающее, даже как бы ошеломляют человека своей масштабностью и величием. Протянувшись по левому берегу реки почти на километр, они, как несокрушимый бастион, выглядят в форме гигантской дуги. Совершенно отвесные скалы падают в воды реки, а она мощной струей своего потока подпирает их снизу, омывает подножье. Естественно, что такое впечатляющее природное образование не могло не оставить в памяти и фольклора местного населения каких - либо легенд и былей. И они действительно существуют. Вот эти легенды, записанные В. П. Чернецовым со слов местных жителей.
   Легенда первая. Случилась эта история до революции. Стали теряться в деревне ;;;? Терменевой лошади. И не единицами, а целыми табунами. Встревожились терменевцы и подкараулили вора. Им оказался кульметьевский татарин Юлдаш. Юлдаш тайком угонял лошадей и продавал их цыганам. В те времена конокрадство процветало в Златоустовском уезде и установить истинного вора было нелегко. Но Юлдаш оставил след и за это поплатился.
Однажды после очередного угона он возвращался в свою родную деревню. Его уже ждала засада. Терменевцы на конях окружили Юлдаша и оттеснили к кромке айской скалы. Видя, что ему не вырваться из кольца, Юлдаш разогнался и вместе с конем прыгнул со скалы, где и нашел свою смерть.
   Эта легенда утверждает, что местом гибели Юлдаша стала грандиозная известняковая скала в виде огромной каменной подковы недалеко от нынешней >;! Алексеевской фермы. Сейчас ее называют Большими притесами.
   Легенда вторая - "Караташ."
   Давно это было, еще задолго до колхозов когда каждый хозяин держал лошадей. И тут случилась беда. Стали в Кульметьевой и в соседних русских деревнях теряться лошади. Вскоре поняли, что появился конокрад. Начали следить и выяснили, что этим поганым ремеслом занимался их же кульметьевский татарин Юлдаш, известный в округе плут.
   Кульметьевские мужики недолго размышляли, как поступить с конокрадом и грабителем. Они подкараулили Юлдаша как раз в то время, когда он возвращался в свою деревню после очередного угона, но еще не успел переправиться через Аи. Всадники окружили Юлдаша, перекрыв дорогу. Конокрад понял, что от расправы ему не уйти. Не раздумывая, он быстро распряг лошадь, вскочил на нее верхом, разогнался и стремглав бросился со скалы навстречу смерти.
   Разгневанные мужики не пощадили и повозку с юлдашкиным добром. Однако на барахло не прельстились и телегу опрокинули туда же, куда прыгнул Юлдаш. И тут произошел парадокс - чудо, о котором говорили долгие годы и которое особенно запомнилось кульметьевским старожилам.
   Оказывается, любил конокрад Юлдаш чайком побаловаться и для этого всегда возил с собой большой медный самовар. Вот и в этот раз в повозке оказался тот самый самовар.- Он тоже полетел кубарем со скалы вместе с остальным добром. Полетел ... но не упал к подножью скалы. В расщелине скалы росла береза, и одной проушиной самовар зацепился за сучок, на нем и повис.
   Шли годы, а самовар так и болтался на ветру, вызывая у людей то удивление, то суеверный страх. По нему кульметьевцы точно определили место расправы над Юлдашом. А им оказалась скала, которую в наше время стали называть "Большими притесами". Юлдашкин самовар чудом повис в той части притеса, где примерно в середине 90 - метровой каменной стены открывается круглый черный вход в недоступную и неизведанную тогда таинственную пещеру. Суеверные кульметьевцы, глядя на самовар и темное око пещеры, видели в этом нехорошее знамение. Вот поэтому - то и стали называть это место "Караташ" - "Черный , камень". <
   Местные жители стали говорить, что в пещере на скале поселился шайтан -нечистый дух, черт который и свистит по ночам, пугая стариков, малых детей и красивых девушек. Лишь только потом догадались, что свистел юлдашкин самовар, раскачиваясь на ветру. Самовар, провисев несколько десятилетий, неожиданно сорвался со скалы и навечно погрузился в воды реки Аи. Произошло это где-то в середине 60 -х годов. Ничего скажешь, красивы легенды.
   После того первого памятного штурма спелеологи стали частыми гостями под скалами "Большие притесы". Это место стало своеобразной спелеологической "Меккой" нашей области. Сюда ежегодно, по несколько раз, приезжают спелеологи из Челябинска, Сатки, Златоуста, Миасса и Коркино. Приезжают для того, чтобы '! померяться силами с неприступной стеной притесов, проверить новое снаряжение а, главное, себя. Здесь они обретают силы и дух перед ответственными экспедициями и соревнованиями.
   Здесь было проведено несколько областных слетов и соревнований спелеотуристов. В 1975 году у грота "Юношеский" прошла матчевая встреча спелеологов Челябинска и Уфы. А на следующий год здесь же, собрались спелеологи городов Урала на свой первый Матч по технике и тактике спелеотуризма и элементам спасработ. Спелеологи нашей области уже тогда познали вкус победы. Победителями в классе А стали челябинские спелеологи, в классе В -златоустовские спелеологи.
   А когда в 1988 году Москва доверила Челябинской области почетное право организовать и провести 3 Всероссийский слет спелеотуристов, то у нас не было ни малейших колебаний при выборе места проведения - конечно, скальная стена грота "Юношеский". "Дома и стены помогают", - и сборная команда спелеологов Челябинской области стала на этом слете чемпионом России. Ну а участники этой команды собрали большую коллекцию золотых медалей на трех спортивных дистанциях.
   На этих скалах неоднократно проводились учебно-тренировочные сборы команды спелеологов Челябинской области перед выездами на Всероссийские слеты и соревнования. Отсюда начинали свой путь к чемпионским титулам Советского Союза и России, к золотым и серебряным медалям спелеологи из Челябинска, Сатки, Златоуста и Магнитогорска. Семь раз возвращались домой наши спелеологи с золотыми медалями, два раза с серебряными и два раза с бронзовыми. Такого феноменального успеха не достигала ни одна команда спелеологов в бывшем Советском Союзе, так и в России.
   Ну, а сам грот стал для всех поколений любителей подземных путешествий своеобразным трамплином в "большую спелеологию". Пройти через "Юношеский" - это значит, быть готовым к любым сложностям в самых серьезных экспедициях и штурмах глубочайших пещер страны. Здесь "нахаживали" свою тренировочную тысячу метров по тросу на специальных зажимах - самохватах наши спелеологи перед экспедицией в одну из самых сложных пещер страны - "Парящая птица" на Северном Кавказе. И в 1978 году заняли первое место в чемпионате Советского Союза в разделе "Лучшее спелеопутешествие года".
   А когда у нас родилась оригинальная идея штурма одной из сложных кавказских пещер только женским составом, то именно грот "Юношеский" стал местом подготовки этой группы к предстоящей необычной экспедиции. Летом 1976 года идея воплотилась в реальность. Группа из семи девушек - спелеологов Челябинской области у города Хоста на Западном Кавказе самостоятельно спустилась в шахту Назаровская до глубины 320 метров. По тем временам (да и сейчас никто не повторил подобного) это был беспрецедентный штурм - впервые в отечественной и мировой спелеологии.
   Проходит год за годом. Все также шумит Аи на перекатах, все так же красивы и неприступны Айские скалы. А темный загадочный вход в грот "Юношеский" продолжает манить к себе... И пока на свете будут существовать "белые пятна" -всегда найдутся любознательные люди и попытаются стереть их, чтобы открыть новую страницу в замечательной книге под названием "Моя Родина".
   А что касается легенды о Юлдаше и шайтане, то к сожалению, при первопрохождении легендарного грота "Караташ", не при многих последующих визитах к скалам "Большие притесы", ни мне, ни многим другим спелеологам, альпинистам и скалолазам не удалось увидеть хотя бы малейших следов этой легенды. А в самом гроте, во время первого штурма, мы не обнаружили никакого шайтана. Тысячелетний покой этого грота лишь иногда нарушало воркование диких голубей - птицы, как известно, мирной, ангельской. А в ее образе принято являться доброму духу, ангелам, а не злым шайтанам.
 

   НЕОБХОДИМОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ.
   В мае 2000 года исполнилось ровно 30 лет со дня первопрохождения грота Юношеского. И конечно же, эта дата не могла остаться незамеченной для нас. Вот поэтому еще в начале года автор этих строк публично высказал идею отметить это событие своеобразным юбилейным штурмом грота спелеологами разных поколений, в том числе, что особенно важно, и участниками первопрохождения.
   Не стану здесь приводить всех проблем и сложностей, возникающих в ходе реализации этой идеи. Скажу лишь коротко: идея все-таки воплотилась в жизнь и юбилейный штурм состоялся теплым, осенним днем 23 сентября 2000 года. Состоялся благодаря стараниям Максима Глазунова со своими товарищами и части спелеологов старшего поколения. 18 человек, отложив на время свои семейные, производственные и прочие дела приехали к гроту Юношеский чтобы отметить эту дату.
   Короткое праздничное построение участников юбилейного штурма на поляне под скалой, краткая информация о первом штурме, поздравления с началом юбилейного штурма, а затем его участники начинают подготовку к спуску в грот. Вадим Козлов и Дмитрий Ходыкин, взяв необходимое снаряжение, уходят к обрыву скалы и начинают навеску снаряжения., предполагается, что для спуска в грот будут навешаны веревки по классической схеме для участников старшего поколения, а для молодых участников провешивается снаряжение с использованием SRT.
   Эфир в окрестностях грота заполняется радиопереговорами: корректируется спуск первых участников, подаются команды, уточняются детали навески. Одновременно готовится трехцветное капроновое полотнище Российского флага для вывешивания над входной аркой грота. Ему предстоит висеть там долгие годы, привлекая внимание проплывающих по реке туристов. Ведь тот красный флаг, который мы, первопроходцы повесили 30 лет назад, давно выцвел, истрепан ветрами и дождями, от него не осталось даже следов. Да и за прошедшие годы у нас в стране многое изменилось: экономический строй, государственное устройство, гимн и в конце концов флаг.
   С особой тщательностью готовим капсулу для закладки у входа в грот. В нее вкладываем первый выпуск спелеоинформационного бюллетеня «Спелеорекорды Челябинской области», юбилейный выпуск информационного вестника «Асхи», посвященный 30-летию Челябинского клуба спелеологов « Плутон». Туда же, в капсулу, кладутся несколько нарукавных эмблем ЧКС «Плутон» и других Челябинских спелеосекций, а также различные спелеозначки, выпушенные к разным событиям и датам.
   Но самое главное вложение - это наше «Обращение-послание к потомкам « с надписьн> «Вскрыть в 2018 году» В нем мы, спелеологи разных возрастов и поколений, обращаемся к своим будущим коллегам и исследователям, которые придут к нам на смену через 18 лет. В тот далекий от нас, сегодняшних людей, 2018 год Челябинскому клубу спелеологов « Плутон» исполнится ровно 50 лет. И если к этому времени созданное нами спелеодвижение и сам клуб «Плутон» сохраняться, то спелеологам будущего будет небезынтересно узнать о том, как жили и чего достигли их предшественники, получить такую необычную весточку из далекого прошлого, ощутить связь поколений.
   В «Послании...» рассказывается, как зарождалась и развивалась спелеология в Челябинской области, где путешествовали по пещерам наши спелеологи, сколько открыто новых пещер, как осуществили первый штурм грота Юношеский. Мы сочли нужным также поделиться с нашими потомками и успешными результатами выступления сборной команды спелеологов Челябинской области во Всесоюзных и Всероссийских соревнованиях в период 1979-1989 г.г., 1997 - 1999 г.г. Это были и «звездные года» наших выступлений.
   Последним в капсулу вкладывается список участников юбилейного штурма грота. В нем 18 фамилий, и среди них есть участники первого штурма, и есть молодые спелеологи, для которых спуск в грот будет первый раз в жизни. К своему удивлению вдруг обнаруживаю, что самому старшему участнику предстоящего штурма М.М. Зайделю уже 65 лет, а самому младшему ~ Мицкевичу Антону - 15 лет. Получается, что разница в возрасте между ними целых 50 лет. Удивительный факт. Вот она реальная связь и преемственность поколений. Получается, что сейчас вниз, к гроту, вместе начнут спускаться старые и молодые спелеологи, и которые по возрасту годятся первым во внуки., возможно уже в правнуки.  

Разместил: Chibilov | Дата: 09.02.2006
[ Напечатать статью | Отправить другу ]
Последние статьи
· Об охране пещерных биогеоценозов
· География карста Челябинской области и проблемные поиски карстовых (подземных) вод
· Фотографии из штолен Слюдорудника
· Спелестологические перспективы Южного Урала
· Спелеологические работы на суходоле реки Сим
· Чемпионат по спелеологии в Санкт-Петербурге
· Экспедиция в пещеру Сухая Атя на радио Южный Урал
· Фотографии пещеры
· Спелеолог Семен Баранов: Ни я, ни мои товарищи не встречали на Южном Урале снежного человека
· Пещера Сухая Атя

Рейтинг@Mail.ru Красная Книга Челябинской области | Ильменский заповедник | Жужелицы (Carabidae, Coleoptera) мира