Пещеры Челябинской области. Игнатьевская пещера

Главная | Анкета | Рекомендовать | Обратная связь | В избранное | Сделать домашней

Навигация

Спелеофото

_DSC9856+
_DSC9856+

Игнатьевская пещера
Игнатьевская пе ...

_DSC0586+
_DSC0586+

DSC_9733+
DSC_9733+


Галерея


Книги по спелеологии

Реклама
Пещеры Челябинской области, спелеология

Колумбы 6 океана - Второе рождение Игнатьевской пещеры
Статьи о пещерах спелеологияС.М. Баранов. Колумбы шестого океана.- Челябинск: ЮУКИ, 1987. С.83-98

  
От пучка лучей отпрянул сумрак.
Это что?
   Подземною рекой
Нанесен таинственный рисунок?
Или человеческой рукой?
На останце, в полукруглой нише,
Охрой прорисована змея.
Справа — бык рогатый, а повыше
Плотных линий сомкнуты края...
   Н. Г. Кондратковская

   Челябинские спелеологи еще много раз бывали в окрестностях знаменитой Игнатиевской пещеры. Здесь в 1976 году проходили областные сборы школы предлагерной подготовки. Затем дважды поляна у пещеры расцвечивалась яркими цветными палатками: исследователи подземного мира собирались сюда со всех городов области на свои областные слеты. На скальных обнажениях реки Сим они состязались в силе, ловкости и умении. Совместными усилиями челябинцев, златоустовцев и коркинцев в долине реки было открыто 15 новых пещер и шахт значительной длины и глубины. Наибольшие среди них — это пещеры Эссюмская, «Данко», «Аленушка», «Путаная» и шахта Косолапкина.
   И в последующие годы мы не забывали этот район, проводили поисковые экспедиции.
   А пещера Игнатиевская продолжала жить своей жизнью. Все так же часто заходили под ее своды люди и осматривали подземные чертоги. Все так же медленно в гротах отсчитывали время капли воды — вечные часы недр. И все так же стремительно каждую весну проносил перед входом в полость бурные воды вечно спешащий куда-то Сим. Пещера же все ждала и ждала своего «звездного часа».
   Как известно, первобытные люди заселяли Южный Урал десятки тысяч лет назад. Это подтверждается археологическими открытиями, сделанными учеными на территории современной Челябинской области. Так, например, вблизи Магнитогорска в отвесной скальной расщелине 70 тысяч лет назад была стоянка первобытных людей — самая древняя на территории нашей области. Здесь же обнаружили грубые каменные орудия — рубила овальной формы с заостренными краями. Ими древний человек добывал себе из земли съедобные коренья, разделывал туши убитых животных, выделывал звериные шкуры. По форме и характеру обработки каменных орудий можно предположить, что территорию области в те далекие времена заселяли древние племена, пришедшие на Урал из Средней Азии и Индии, то есть представители древнейших культур в истории человечества.
   В то очень далекое для нас время пещеры служили первобытному человеку естественным убежищем-укрытием. Вначале он спасался в них от холода и диких зверей, потом стал использовать их как место совершения обрядов, связанных с охотой, а затем и плодородием. В ряде районов Челябинской области были обнаружены и описаны пещеры со следами стоянок первобытных людей. Среди них несколько пещер по реке Юрюзань вблизи города Усть-Катава (пещеры Усть-Катавская, Ключевая, Бурановская) и на реке Сим (пещера Игнатиевская). Во всех этих пещерах в культурных слоях найдены раздробленные и обгорелые кости 'животных, простые, грубо обработанные каменные орудия.
   И в других районах Челябинской области известно немало стоянок древних людей не только эпохи палеолита, но и более поздних эпох. Среди них выделяются стоянки на озере Зюраткуль, на реке Малый Кизил около Магнитогорска, на реке Багаряк на севере области и т. д. Но, к сожалению, ни в одной из этих пещер не было открыто наскальных рисунков — материальных свидетельств высокой духовной культуры древних людей, населявших наш край. А это означало лишь одно: люди, жившие здесь в то время, могли сильно отставать в своем духовном развитии и культуре от племен, обитавших на территории современной Западной Европы, где к тому времени во многих пещерах уже были созданы целые картинные галереи палеолитической живописи, которые и теперь восхищают своим совершенством.
   Вообще история открытия первых пещерных росписей эпохи палеолита похожа на остросюжетный приключенческий роман. А начинается он в позднем палеолите, отстоящем от нас на несколько десятков тысяч лет назад. В раннем — у живших в то время неандертальцев — искусства еще не было. Самые первые предметы искусства в виде фигурок из костей и камней, а также росписи на них стали делать кроманьонцы — древнейшие люди практически современного с нами антропологического типа. Искусство вошло в мир первобытного человека не сразу, не откуда-то извне, оно явилось закономерным следствием постоянно продолжавшегося развития трудовой деятельности и совершенствования техники изготовления орудий труда и развивалось вместе с человеком, вместе с осмыслением им окружающего мира, помогая понимать его и обогащаться открытиями. Оно как бы сопровождало первобытного человека в его жизни.
   Вначале искусство проявлялось в нанесении различных изображений на камне и кости. Это были пещерные медведи, мамонты, бизоны, дикие лошади, а также разнообразные геометрические фигуры. Потом наступила очередь скульптурных изображений. При этом древние мастера отдавали предпочтение обнаженным женским фигуркам, которые теперь называют палеолитическими Венерами. Эти статуэтки находят сейчас практически на всей территории Евроазиатского континента: от Франции, Италии, Австрии, Чехии, на Дону вплоть до окрестностей города Иркутска в Сибири. Но все-таки высшей формой первобытного искусства являлась наскальная пещерная живопись.
   Первые письменные упоминания о находке палеолитических росписей в пещерах Испании относятся к XV веку. В то время священники запрещали мирянам посещать пещеры с загадочными рисунками — «мерзостями язычников». Тогда господствовало христианское учение о божественном сотворении мира, согласно которому и Земля, и люди со зверями, и растения были созданы богом всего за шесть дней и сразу же в том законченном виде, в коем пребывают и сейчас. Тот же, кто пытался оспорить данное утверждение и доказать, что человек — это плоть от плоти представитель животного мира и что его развитие длилось отнюдь не божественную неделю, рисковал попасть на костер.
   На рубеже XVIII—XIX веков формируется новая самостоятельная наука, изучающая и реконструирующая по ископаемым останкам облик давно вымерших животных. Изучая историю органического животного мира, палеонтология дала возможность по-новому взглянуть и на историю самого человека. Только что отпочковавшаяся от нее археология, основываясь на многочисленных находках орудий труда, твердо заявила, что человечество гораздо старше, чем это считалось ранее. Итак, к середине XIX века такие науки, как геология, палеонтология и зоология, неопровержимыми фактами доказали, что возраст Земли довольно почтенен и насчитывает многие миллионы лет.
   Теперь перед археологической наукой встала интереснейшая задача. По уже обнаруженным многочисленным следам-вещам древних людей предстояло реконструировать и изучить первоначальную жизнь человека, проследить все перипетии его развития. Кроме того, археологами был начат широкий поиск новых материальных свидетельств этих давно ушедших эпох. И небезуспешно.
   Первое палеолитическое изображение, спасенное от забвения и ставшее достоянием науки, было найдено в 40—50 годах XIX столетия во Франции в гроте Шаффо сельским нотариусом Андре Бруйе. На небольшом фрагменте ископаемой кости методом гравировки были вырезаны фигурки ланей. Затем находки костей и каменных пластинок с различными изображениями на них посыпались на археологов как из рога изобилия. Это была художественная резьба, изображающая пещерных медведей, северного оленя, диких лошадей и бизонов, а также мамонтов, что безусловно свидетельствовало о почтенном возрасте находок и наводило на мысль об их связи с первобытным человеком. Эти смелые утверждения вызывали целую бурю критических высказываний. Выходит, что изображения наносили древние люди — современники мамонтов? Тогда предположения такого рода казались невероятными, почти фантастическими. Многие, в том числе и известные ученые того времени, считали, что дикари палеолита не могли сделать эти искусные «картинки».
   Конец долгим и горячим спорам был положен в 1864 году, когда Эдуард Лартэ — юрист по образованию, палеонтолог и археолог по призванию, во время раскопок стоянки Ля Мадлен нашел фрагменты бивня с явственным изображением слона с очень длинной шерстью. Это был мамонт — животное, уже давно исчезнувшее с лица Земли. Изображение мамонта на мамонтовом же бивне явилось убедительнейшим доказательством причастности первобытного человека к творчеству. Значит, художник жил именно вместе с этими давно вымершими волосатыми гигантами, населявшими территорию нашего континента в далекую ледниковую эпоху.
   Затем наступила очередь росписей на стенах и сводах пещер. Как ни странно, но рисунки на скалах были известны людям давно. В Средней Азии о них знал еще в XI веке Бируни; англичане изучали пещеры с росписями в Австралии; французы были осведомлены о наскальных фресках в Сахаре... Но еще никто из наших современников не пытался, а может просто боялся, отдать авторство нашему далекому пращуру - палеолитическому человеку. Долгое время никто из археологов не видел очевидной связи между искусно обработанными костями и камнями с росписями стен и потолков в пещерах. Их вводило в заблуждение все то же совершенство рисунков.
   Но однажды и этот психологический барьер был преодолен. И помог тому его величество случай, а также два живых существа: собака и ребенок. Целой цепочке случайностей нужно было выстроиться в удачной последовательности так, чтобы в конечном итоге она привела к величайшему открытию в археологии.
   Это случилось на севере Испании осенью 1868 года в местечке Альтамира, недалеко от города Сантандер, что расположен на берегу Бискайского залива. У одного из местных охотников пропала собака. Во время ее поисков охотник обнаружил узкую расщелину в земле, из которой доносился жалобный вой потерявшейся собаки. Чтобы проникнуть под землю и вызволить из западни своего друга, охотнику пришлось изрядно поработать, расширить вход и разобрать большие камни. Об этой истории он рассказал владельцу Альтамирского холма — местному жителю, адвокату дону Марселино де Саутуола. А Саутуола оказался большим любителем археологии — молодой, только что зародившейся науки. Он не замедлил воспользоваться случаем и спустился под землю, где и обнаружил грубые каменные и костяные топоры, молотки и ножи. Их древность не вызвала у Саутуолы сомнений — ведь на некоторых были видны изображения мамонтов, бизонов и диких лошадей. Он явился в Париж, на проходивший там съезд археологов. Но привезенные им кости и камни с изображениями животных не заинтересовали людей науки.
   Эта первая неудача не смутила адвоката, и в последующие годы он упорно продолжал вести раскопки в недрах Альтамирского холма. Однажды — это было в 1879 году — его шестилетняя дочь Мария упросила взять ее в пещеру. Пока отец занимался раскопками в большом гроте, Мария со свечой в руке прошла в дальний конец зала. Свод здесь нависал над головой так низко, что взрослому человеку сюда можно было добраться только ползком на четвереньках. Девочке же легко удалось пройти в глубь пещеры, и она увидела то, что раньше не удавалось увидеть никому из взрослых. С потолка грота на нее, в своей неукротимой звериной ярости, смотрели бизоны. Испуганная девочка тут же бросилась к отцу с громкими криками: «Торос! Торос!»— «Быки! Быки!»
   Привлеченный криками дочери, Саутуола внимательно осмотрел дальнюю часть зала пещеры и его взору открылась удивительная картина. На потолке, среди каменных бугров и выступов, виднелось множество великолепных изображений быков, дикой лошади, оленей и кабанов. Прорисованные краской из нескольких цветов, рисунки практически сплошным живописным полотном покрывали низко нависший потолок пещеры, весь ее свод, а также и коридоры, ведущие далее в глубь пещеры. Отдельные виды животных, чье изображение обнаружил Саутуола на сводах пещеры, уже давно исчезли с территории Испании.
   Но кто же тогда нарисовал все это? Ответ вроде бы очень прост и однозначен, он даже напрашивался сам собой. Пещеру мог разрисовать только тот, кто выбрал ее в качестве жилища много тысяч лет назад, тот, чьи орудия труда Саутуола поднял с пола в привходовой части. Для людей, живших здесь в глубокой древности, пещера была домом, крепостью и мастерской. Да и сами сюжеты рисунков говорили археологу-любителю о том, что перед ним находятся образы далекого, давно исчезнувшего мира.
   Саутуола был потрясен открытием, но в то же время и охвачен сомнениями. Прежде всего казалось невероятным то, что эти изображения оказались в таком неподходящем месте, вдали от дневного света, в темной и сырой глубине подземелья. Никто из людей еще не видел ничего подобного! А еще более удивительным, еще более невероятным было их художественное совершенство. Одни животные на потолке готовились к нападению, напрягая бугры мышц под кожей, другие спокойно лежали и пережевывали жвачку, третьи мчались вдаль с вонзенными в тело копьями охотников. Многокрасочные фигуры животных, полные динамики жизни, смотрели на изумленного Саутуолу словно живые. И ничего в них не напоминало о якобы примитивной культуре древних людей, о жалких «дикарях» древнекаменного века. Перед ним во всем великолепии предстала «Сикстинская капелла первобытной живописи» — так впоследствии ученые всего мира назовут росписи пещеры Альтамира.
   Открытие это, как ни странно, стало трагедией в жизни самого Марселино де Саутуола. О найденных росписях он в 1880 году написал книгу и представил ее на Международный конгресс археологов в Лиссабоне. Книгу никто из ученых не принял, больше того, ее встретили в штыки. А сообщение, с которым он выступил на конгрессе, было воспринято археологами-специалистами с большим недоверием и вызвало яростную критику в его адрес. Не помогло и то, что утверждения безвестного археолога-любителя поддерживал весьма авторитетный тогда профессор геологии Вилланова из Мадрида. Беда Саутуолы заключалась в том, что к тому времени было собрано еще слишком мало фактического материала о культуре и искусстве первобытного общества. Таким образом, официальная наука отказалась признать это выдающееся открытие.
   «Мы все знакомы с большим числом египетских и вавилонских произведений искусства. Египет — вот колыбель изобразительного искусства. Перед ним нет никакого другого!»— так безапелляционно и надменно заявил Саутуоле председательствующий на заседании конгресса.
   Рукописи пещеры Альтамира были объявлены мистификацией, злой шуткой и преданы забвению. А сам же Саутуола перед ученым миром был назван фальсификатором и мошенником. И никто из специалистов-археологов даже не захотел сам взглянуть на эти рисунки. Несчастный Саутуола до последнего своего часа верил в то, что открыл древнейшую на Земле живопись. Имя безвестного испанского археолога и открытые им рисунки были забыты на целых 20 лет.
   Спустя 16 лет, в 1895 году, французский археолог и медик Э. Ривьер в пещере Ла Мут (юго-запад Франции) вновь обнаруживает рисунки. И снова встречает, как и его предшественник, яростные нападки. В том же 1895 году археолог Э. Дало открывает рисунки в пещере Пэр-но-Пэр, еще через два года книготорговец и археолог Ф. Рейно — в пещере Марсула. Причем рисунки в пещере Пэр-но-Пэр были частично перекрыты культурным слоем, палеолитический возраст которого не вызывал никакого сомнения.
   Но окончательный удар противникам Саутуолы нанесло открытие трех французов — подвижников археологии: доктора медицины Люсьена Капитана, сельского учителя Дени Пейрони и аббата Анри Брейля. В 1901 году они производили обследование ряда гротов на самом юге Франции. В гроте Фон-де-Гом их взору открылись разноцветные изображения зверей. Археологи обратили внимание на то, что часть наскальных фресок скрыта под кальцитовыми натеками. А это являлось самым убедительным, неопровержимым свидетельством в пользу глубокой древности рисунков. Когда же они доложили о своем открытии на очередном Антропологическом конгрессе, то вновь, как в свое время и Саутуолу, их встретили градом насмешек и полным недоверием. Тогда всем сомневающимся было тут же предложено посетить грот и на месте установить истину, убедиться в очевидном.
   После осмотра наскальных фресок грота Фон-де-Гом мнение специалистов, ранее полностью отрицавших причастность людей палеолита к рисункам в пещерах, диаметрально переменилось. Истина восторжествовала, и 1902 год стал официально годом признания художественного таланта древних жителей пещер. Бывшие оппоненты принесли дочери Саутуолы, ставшей уже взрослой, свои извинения и поздравили с величайшим открытием, которое совершил ее отец.
   В последующие годы на юге Франции и севере Испании происходит целый ряд новых открытий. К 1908 году в этом районе было уже известно более 20 пещер с палеолитическими росписями. А открытия все продолжались и продолжались... В 1940 году на юге Франции обнаружена пещера Ласко. Она явила миру великолепные композиции рисунков, сделанных различными методами: росписи по стенам, рисунки, выполненные гравировкой, резьба, а затем раскраска цветной охрой. По выражению аббата А. Брейля, пещера Ласко — это жемчужина четвертичного искусства.
   Но район открытия пещер и гротов с палеолитической живописью был ограниченным по площади — крайний запад Европы и в основном Франция, Испания. Единичные находки рисунков древнего человека встречаются и в горах Португалии и Италии. Нигде больше к тому времени рисунков не обнаружили, хотя поселения древних людей — официально признанные палеолитические стоянки — простирались далеко на Восток до Иркутска.
   Все это давало повод некоторым западным археологам и антропологам выступать с явным расистским уклоном. Они стали утверждать, основываясь на многочисленных фактах и материалах, что только здесь, в Западной Европе, в далекую ледниковую эпоху одна-единственная одаренная раса кроманьонцев зажгла во тьме тысячелетий яркий огонь искусства. Таким образом, родилась теория единого центра зарождения искусства, с последующим его распространением на восток. К сожалению, обратных доказательств этому не имелось. Ни в Средней Европе — Чехословакии, Венгрии, Австрии, где уже обследовано большое количество пещер, ни на Европейской части СССР в то время не было обнаружено следов палеолитической живописи. Та манера, в какой были разрисованы пещеры Запада в мадленскую стадию — заключительную в палеолите, не находила себе аналогов на территории Русской равнины и Сибири.
   Подобные разговоры об исключительности палеолитической живописи Запада начались в начале нашего века и продолжались до середины столетия, до тех пор, пока не дала о себе знать дотоле никому не известная пещера Шульган-Таш, или Капова, на Южном Урале. А все началось с экспедиции, в составе которой был сотрудник Башкирского государственного заповедника, кандидат биологических наук А. В. Рюмин.
   Во время изучения подземного животного мира он совершенно случайно обнаружил на стенах грота неясные фигуры зверей, выполненные красной охрой. Появившиеся после этого в печати сообщения были похожи на сенсацию: гроты Каповой пещеры разрисованы древним человеком в манере, мало чем отличающейся от росписей полостей Испании и Франции. А. В. Рюмин не был археологом, поэтому его сообщение о рисунках вызвало у специалистов известную долю недоверия. Ведь Капова пещера известна людям очень давно. Еще 200 лет назад ее изучали экспедиции крупных русских ученых и путешественников П. И. Рычкова, И. И. Лепехина, П. С. Палласа и других исследователей. Кроме того, она находится на оживленной водной магистрали— реке Белой, и ее ежегодно посещали тысячи туристов. Невероятным казалось то, что все они могли не заметить эти рисунки.
   Сразу же, после первых сообщений, в Капову пещеру была организована экспедиция из института археологии Академии наук СССР под руководством известного советского археолога, доктора исторических наук Отто Николаевича Бадера. Во время полевых сезонов 1960—1962 и 1964—1965 годов он провел тщательное исследование обнаруженных А. В. Рюминым рисунков, сделал заключение об их подлинности и определил возраст. Он оказался равным 15—16 тысячам лет. Рисунки располагались в 300 метрах от входа на двух этажах пещеры. На изображениях — фигуры мамонтов, диких лошадей, носорогов и бизонов. Как и в пещерах Западной Европы, это либо давно исчезнувшие с лица Земли животные, либо обитающие совсем в других ее уголках. Среди рисунков оказалось немало геометрических символов.
   Манера письма древних художников реалистична, и при первом взгляде на рисунки очень легко можно определить вид животных и их половое различие.
   Размеры отдельных изображений сравнительно невелики: от 40 до 120 сантиметров, и они большей частью не связаны между собой композиционно. Значительная часть рисунков сохранилась хорошо и легко читается. Некоторые росписи нижнего этажа из-за большой влажности расплылись в бесформенные пятна.
   Обнаружение палеолитических росписей в Каповой пещере на Южном Урале стало большим событием в научном мире. Оно перевернуло многие понятия и взгляды в археологической науке на искусство палеолита. А самое главное, это открытие выбило почву из-под ног у авторов теорий «единого центра зарождения искусства» и «божественной одаренности» первобытных художников, обитавших на Западе Европы. Росписи Каповой пещеры, по словам О. Н. Бадера, явились первым фактическим, а значит, и неоспоримым подтверждением того, «что на востоке в силу общих закономерностей развития первобытного общества существовали' самостоятельные центры возникновения палеолитической живописи, принципиально ничем не отличающиеся от западных».
   Однако после сенсационного открытия в Каповой пещере ни на Южном Урале, ни в других районах страны новых находок, подтверждающих слова Бадера, не последовало.
   Шли годы, и многим уже стало казаться, что росписи башкирской пещеры — это что-то исключительное, из ряда вон выходящее. Между тем пещеры и гроты своим существованием по берегам наших южноуральских рек — Сима и Юрюзани — словно сигнализировали о нераскрытых тайнах. Но этим сигналам из прошлого, к сожалению, не внимали.
   Так, в 1770 году во время академической экспедиции П. С. Паллас обследует пещеру в горе Ямазы-Таш на реке Сим и обнаруживает в ней кости зверей и человека. Через сто с лишним лет ее, уже под именем Игнатиевой пещеры, вторично опишет в трудах Геологического Комитета академик Ф. Н. Чернышев.
   В 1913 году С. И. Руденко детально исследует пещеру Игнатиевскую. Им сделано подробное описание полости и снят ее топографический план. Во входном гроте пещеры Руденко сделал археологический раскоп и вскрыл культурный слой. На свет были извлечены железный наконечник, стрелы и ромбовидная костяная пирамидка, а также обломки разнообразной керамики. До коренной породы раскоп доведен не был. В ближайших от входа гротах обнаружены кости двух взрослых человеческих индивидов и одного ребенка (10—11 лет). С. И. Руденко высказывает предположение, что при дальнейшем изучении пещеры можно будет рассчитывать на более интересный материал, который даст больше данных для суждения о культуре древних обитателей Игнатиевской пещеры.
   В 1936 году во время разработки карьера на щебень в 100 метрах от железнодорожной станции Усть-Катав открывается вход в новую пещеру. Заглянувший в отверстие входа рабочий увидел груды костей больших размеров. В Усть-Катав приезжают археологи и устанавливают исключительную ценность новой пещеры в палеонтологическом отношении. Под землей было обнаружено огромное количество костей доисторических животных: мамонта, шерстистого носорога, дикой лошади, быка, хорошо сохранившиеся рога исполинского оленя и т. д. Археологи высказали предположение о том, что пещера была обитаема людьми палеолита, которые и занесли под землю кости хищных зверей. В 1938—1939 годах в окрестностях Усть-Катава действительно были открыты стоянки людей древнекаменного века. В 1948 году в книге «Древнейшее население Челябинской области» К. В. Сальников описывает Ключевую пещеру на реке Юрюзань в нескольких километрах от города Усть-Катава. В небольшой по длине пещере на глубине 130 сантиметров в толще наносной глины найдены следы обитания первобытного человека — большое количество раздробленных костей, несколько удлиненных кремневых пластинок, обработанных доисторическим человеком, а также кости со следами грубой обработки с насечками и нарезами.
   В двух километрах от Ключевой пещеры расположена Бурановская. В ней также на глубине 180 сантиметров был обнаружен культурный слой со множеством угольков, расколотых и обожженных костей животных, кремневые отщепы, а также остатки очага. В этой же пещере, вблизи входа, на стене было найдено изображение животного, похожего на лося, а под ним рисунок гарпуна (яркий сигнал из прошлого!). Но самой интересной находкой в Бурановской пещере явилось оригинальное женское погребение не встречавшегося ранее на Урале типа. Эти находки отнесены археологами к эпохе палеолита, т. е. 30 тысяч лет назад.
   В 1950 году С. Н. Бибиков в сборнике «Советская археология» публикует результаты исследования Бурановской пещеры и ее рисунков-петроглифов. Но им не придали должного внимания. Как оказалось впоследствии, эти рисунки всего на одну тысячу лет моложе росписей Каповой пещеры.
   В 1961 году профессор О. Н. Бадер проводит исследование и раскопки в Игнатиевской пещере. Часть обнаруженных человеческих костей соотносит с эпохами, следующими за палеолитом. А один из фрагментов черепа, взятый из раскопа Бадером, по заключению специалистов является, скорее всего, черепом человека из верхнего палеолита.
   В 1966 году В. Л. Максимов — местный краевед и учитель Кропачевской школы — в брошюре «Симский карст» сообщает о встреченном им в Серпиевской пещере изображении головы льва. Рисунок находится в 14 метрах от входа на правой стене коридора пещеры. Изображение нанесено резцом, возможно какого-то доисторического художника, и выполнено необычным для уральских пещер методом гравировки. Сам рисунок изображает профиль львиной головы с ясно выраженным очертанием морды, закрытой пасти, лба и гривы. Происхождение этого изображения и время его появления на стене пещеры требуют уточнения специалистов...
   Кажется, что все было подготовлено для открытия. В одном небольшом районе в долине Сима и Юрюзани — круге радиусом в 30—35 километров — для будущих исследователей была рассыпана из мелких осколков цветная мозаика — бери и собирай в единую картину разрозненные факты. Но проходят десятки лет от начала первых «звонков» из наших пещер, а за серьезный и планомерный поиск так никто и не берется. В 1959 году в нашей стране резонансом разнеслась весть об открытии палеолитических росписей в Каповой пещере. А ведь она, кстати, находится всего в 200 километрах к югу от симских и юрюзанских пещер. И опять сигналы из южноуральских пещер остаются «в тени». Проходят еще 20 лет, и, наконец, экспедиция археологов обнаружила рисунки первобытных людей из древнекаменного века. Случилось событие, которое уже давно назревало, оно «витало в воздухе», его ждали ученые-археологи. И их уверенность основывалась не на песке, а на серьезном фактическом материале. Тем не менее факт этого открытия произвел настоящую сенсацию. Игнатиевская пещера стала второй карстовой полостью нашей страны, после Каповой в Башкирии, в которой теперь тоже имеется палеолитическая живопись. Это открытие, «принципиально важное для отечественной археологии», по словам известного археолога, академика А. П. Окладникова, сделала группа Валерия Трофимовича Петрина — научного сотрудника отдела археологии и этнографии Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР. В экспедиции, кроме него, участвовали: художник кабинета археологии Уральского госуниверситета В. Н. Широков и инженер-программист одного из свердловских заводов С. Е. Чаиркин. Уже не первый год они вместе работали в экспедициях. Сам Петрин, как археолог-профессионал, специализирующийся на каменном веке, был уже давно увлечен поисками следов палеолитической живописи на Урале. Причем увлечение его постепенно переросло в мечту, а затем и уверенность, что на Урале обязательно должны существовать другие, кроме Каповой, пещеры с росписями.
   Вот поэтому в 1980 году небольшая группа, возглавляемая Петриным, отправилась в Челябинскую область на реку Сим исследовать палеолит Игнатиевской пещеры. Знакомство с ней было начато, как и обычно, с входного грота. После этого исследователи прошли в глубь подземной полости и очутились в самом большом зале пещеры — гроте «Столб». Здесь, как и у входа в пещеру, оказалось множество «автографов» недавних посетителей. На выступах стен толстым слоем лежала черная сажа от факелов. Трудно было поверить, а тем более рассчитывать на то, что в этой дикой невообразимой вакханалии современного бескультурья можно вести успешный поиск следов древней культуры.
   Но все-таки в одном месте наметанный глаз художника В. Широкова выделил на карстовом останце в небольшом скальном углублении-нише первые слабые следы красной охры... Именно ею и рисовали древние люди. Внимательно осмотрев эту часть стены и мысленно «дорисовав» недостающие детали, исследователи получили изображение змеи с семью характерными изгибами тела. Рядом, на другой стороне этой ниши, была выявлена группа из семи достаточно ярких точек и линий. Следует сразу заметить, что цифра семь часто переплетается со следами древних людей, и, как выяснили ученые, семерка была для них своеобразным магическим числом.
   Здесь же, на карстовом останце, но с другой стороны, группа В. Петрина обнаружила реалистическое изображение. Оно состояло из нескольких частей, объединенных единой композиционной связью. На серой скальной стене легко просматривается лошадь. Чуть вправо и ниже ее рукой древнего художника нанесено около полутора десятков слегка наклоненных к центру композиции вертикальных линий. Над лошадью виден короткий, стремительный мазок охрой — или копье, или бумеранг. В целом вся композиция читается как сценка охоты на дикую лошадь и, вероятно, служила для обрядов. А может быть, это первое документальное свидетельство попытки приручения и одомашнивания дикой лошади?
   Взволнованные открытием, исследователи продолжали увлеченно осматривать остальные уголки пещеры. Наступила очередь Кельи старца Игнатия. И здесь их тоже ждала удача. На потолке грота, среди копоти и современных надписей, опытные глаза исследователей выделили рисунки. Бесформенные вначале пятна и полосы на потолке Кельи вырастают в фигуры крупного зверя, напоминающего носорога или быка. Мощный, приземистый, на коротких ногах корпус зверя как бы дышит яростью и дикой силой. От головы отходят два длинных рога. Размеры этого рисунка самые значительные из всех обнаруженных в пещере. Рядом — на расстоянии около 2,5 метра — проступает фигура женщины. Оба эти изображения — животного и женщины — объединены прерывистой линией, состоящей из отдельных красных точек, и представляют собой единую композицию. Валерий Трофимович определяет ее как культовую сценку древних людей, связанную с магией рождения или плодородия.
   Кроме этого рисунка, группа Петрина обнаружила в Келье на выступах стен и потолка характерные сколы — следы добычи палеолитическим человеком заготовок окремненного известняка для последующей обработки и возможного использования в качестве орудий труда.
   Предварительные исследования пещеры дали богатейший материал. Но самое главное — было получено убедительное доказательство того, что на Южном Урале, кроме Каповой, существуют и другие пещеры с росписями. А значит, здесь тоже обитали племена, которым искусство не было чуждо в их тяжелой и опасной жизни. Оно, так же, как и на Западе, развивалось вместе с самим первобытным человеком. Был произведен научный анализ обнаруженных росписей. С помощью радиоуглеродного метода определили возраст изображений. Их нанесли 14 тысяч лет назад.
   В последующие годы В. Т. Петрин не один раз возвращался к своему открытию. Работы оказалось очень много: нужно было заниматься расчисткой новых участков с изображениями на стенах и закладывать пробные шурфы в культурном слое пещеры. С каждым разом находок было все больше и больше. Если при первом посещении пещеры выявили 12 групп рисунков, то в последующие годы их число перевалило за 30, а месторасположение уже не ограничивалось лишь одним гротом.
   Исследования 1984—1985 годов принесли новые открытия. Впервые в Игнатиевской пещере обнаружили изображения мамонтов — этих могучих символов ледниковой эпохи. На стене одного из участков пещеры в свете ярких и мощных галогеновых ламп проявились силуэты двух мамонтов и летящие в них копья. Мамонты эти очень похожи на аналогичные изображения их во Франции и Испании.
   Каждая выявленная из тьмы веков группа рисунков несет свою определенную смысловую нагрузку, имеет свое назначение, которое еще предстоит расшифровать исследователям. Но на некоторые загадочные вопросы ответы уже получены. Так, рисунки на стенах и потолке говорят о том, что пещера Игнатиевская являлась своеобразным святилищем-храмом для обитавших в этом районе древних людей. Вскрытый в нескольких местах пещеры раскопками культурный слой свидетельствует о назначении пещеры как жилища или укрытия. Выявленные археологами участки стен с явными следами произведенных сколов породы наводят на мысль о том, что в пещере было нечто вроде «рудника». Здесь древние люди заготавливали «сырье» для последующей выделки каменных орудий труда и охоты. По определению Петрина, эти три вместе взятые назначения Игнатиевской пещеры: святилище, жилище и рудник-мастерская — ставят ее в разряд совершенно уникальных исторических памятников отечественной археологии.
   Исследовательские работы в Игнатиевской пещере не ограничиваются теперь только поиском и изучением рисунков. Вот уже несколько лет здесь работает комплексная экспедиция. Биологи, археологи, палеонтологи, геологи и искусствоведы — все они находят здесь много полезного и интересного. На основе полученных данных ученые пытаются реконструировать растительный и животный мир этой местности в то далекое время, климатические условия, в которых жил древний человек.
   Сам же Петрин осматривает еще несколько ближайших пещер в этом районе. И что же? Следует новый успех! В 10 километрах от Игнатиевской вверх по течению реки Сим, на южной окраине деревни Серпиевки, в пещере Колокольной, он снова находит следы красной охры... Всего лишь несколько цветных пятен на стенах гротов и коридоров пещеры. Одно из них легко распознается как изображение остроги, другие же требуют последующей расшифровки.
   Затем и от спелеологов стали поступать новые сведения о встреченных под землей рисунках со следами охры. Так, в 1984 году они сообщили об еще неизвестных археологам росписях в Колокольной пещере, а в 1985 году — о следах охры в пещере «Аленушка». Одна из них находится в 10 километрах от Игнатиевской пещеры, другая — в непосредственной близости. Что это? Цепная реакция случайностей или цепь закономерных открытий, важность которых трудно переоценить? По крайней мере, словам профессора О. Н. Бадера о «самостоятельных центрах развития пещерного палеолитического искусства», произнесенным им более 20 лет назад, суждено было стать пророческими. На Урале в эпоху палеолита существовал свой центр развития первобытного искусства.
   Таким образом, Игнатиевская пещера в наши дни как бы заново родилась, родилась во второй раз, и представила человечеству еще одну возможность заглянуть в прошлое, еще раз оглянуться на свою длинную, трудную, но интересную историю. По-новому оценить все то, чего мы достигли в результате этого длительного пути развития. Наш далекий пращур через немыслимо длинную (в 150 веков) вереницу лет послал свою весточку. И было бы непростительным, даже преступным равнодушие к его судьбе. Древние фрески Игнатиевской пещеры по-прежнему уязвимы и в любую минуту могут пострадать от сегодняшних Геростратов, а то и просто людей, даже и не подозревающих о том, что на стенах пещеры 14 тысяч лет тому назад древним человеком было оставлено завещание потомкам. Наш священный гражданский долг спасти, защитить и сохранить для будущего этот уникальный, невосполнимый памятник природы, истории и культуры нашей страны.


Читать далее
К оглавлению книги "Колумбы шестого океана"


Разместил: Chibilov | Дата: 03.03.2006
[ Напечатать статью | Отправить другу ]
Последние статьи
· Об охране пещерных биогеоценозов
· География карста Челябинской области и проблемные поиски карстовых (подземных) вод
· Фотографии из штолен Слюдорудника
· Спелестологические перспективы Южного Урала
· Спелеологические работы на суходоле реки Сим
· Чемпионат по спелеологии в Санкт-Петербурге
· Экспедиция в пещеру Сухая Атя на радио Южный Урал
· Фотографии пещеры
· Спелеолог Семен Баранов: Ни я, ни мои товарищи не встречали на Южном Урале снежного человека
· Пещера Сухая Атя

Рейтинг@Mail.ru Красная Книга Челябинской области | Ильменский заповедник | Жужелицы (Carabidae, Coleoptera) мира