Пещеры Челябинской области. Игнатьевская пещера

Главная | Анкета | Рекомендовать | Обратная связь | В избранное | Сделать домашней

Навигация

Спелеофото

_DSC9872+
_DSC9872+

Эссюмская пещера
Эссюмская пещер ...

_DSC9983+
_DSC9983+

В подземной реке
В подземной рек ...


Галерея


Книги по спелеологии

Реклама
Пещеры Челябинской области, спелеология

Колумбы 6 океана - На дне бездонной пропасти
Статьи о пещерах спелеологияС.М. Баранов. Колумбы шестого океана.- Челябинск: ЮУКИ, 1987. С.99-112

Оттуда выйдя, мы Вновь узрели звезды.
   Данте. Ад. Песнь XXXIV
 

   Длинная вереница спелеологов, нагруженных огромными тяжелыми рюкзаками, медленно втягивается из букового леса на крутые склоны Чатыр-Дага. Но гора встречает нас уж очень неприветливо. Совсем низко, переваливаясь через хребет, с равнин Крымского полуострова несутся темные, свинцового цвета облака. Ураганной силы ветер на открытых безлесных участках подъема буквально валит нас на землю. Порою кажется, что еще чуть-чуть и он просто сдует людей со склона. Преодолев очередной крутой взлет, окунаемся в густую пелену облаков. Видимость сразу же ограничивается несколькими метрами, звуки голосов вязнут, словно в вате. Лишь еле заметная в каменных россыпях тропа, да изредка возникающие из густого тумана, словно призраки, каменные туры вдоль нее, помогают нам держать правильный ориентир на триангуляционную вышку. Она стоит на самом краю нижнего плато Чатыр-Дага.
   Направляющие группы предельно внимательны. Если они вдруг собьются с тропы, то в таком тумане неминуемо выведут группу на обрывы, что слева и справа от тропы обрываются на сотни метров вниз вертикальными отвесами. Очень сложно передвигаться по массиву в тумане. Кругом однообразные, как близнецы, похожие друг на друга карстовые воронки, нет никаких других особо приметных ориентиров. Только метровые пирамидки каменных туров с укрепленными в центре палками и висящими на них тряпками служат путеводной нитью. Потеряв ее, можно часами бродить по плато среди огромных воронок. Попытки же   отыскать свою тропу только усложнят положение. В конце концов, люди, постепенно теряя силы, убеждаются в том, что они окончательно заблудились. Поэтому передвижение групп во время тумана в таких районах допустимо, если ведет их хорошо знающий местность проводник. Но лучше все-таки подождать, когда туман рассеется.
   Но нам ждать некогда. Да и среди нас есть несколько человек, которые уже бывали здесь, ходили по этой тропе. Мельчайшие капельки воды из облаков оседают на лицах, волосах, пропитывают стылой влагой штормовки и рюкзаки. На коротком привале один из молодых участников спелео-лагеря, поплотнее закутываясь в штормовку и пытаясь спрятаться от пронизывающего ветра за обломком скалы, мрачно вопрошает: «А где обещанное тепло и солнце? И вот это вы называете солнечным Крымом?» Но его слова ветер тут же подхватывает и уносит вместе с рваными клочьями облаков вниз к морю.
   Небольшая передышка кончилась, мы снова карабкаемся вверх. До наступления темноты нам необходимо обязательно забросить наверх все снаряжение и продукты Для этого группа из наиболее сильных ребят еще несколько раз спускается вниз и челночным способом транспортирует оставшийся груз.
   А на следующий день все стало на свои места. Утром стих ветер, очистился от облаков небосвод, и горы вокруг залило яркое южное солнце. В нескольких километрах от нас, к югу, высится трапециевидный Чатыр-Даг — удивительно похожий на огромную палатку. Это подтверждается и тюркским названием горы, которое в переводе на русский язык звучит как Палат-гора. Этот горный массив представляет собой плоскогорье, имеющее два четко выраженных уровня — плато: нижнее, высотой от 900 до 1100 метров, и верхнее, которое достигает отметок более 1300. Высшая точка массива — Эклизи-Бурун (1525 м). Восточный, южный и западный склоны круты и обрывисты. Северный же достаточно полого снижается к долине крупнейшей реки Крыма — Салгиру. В нескольких десятках километров сквозь сиреневую дымку белеют дома — это Симферополь.
   Длина самого массива с севера на юг— 10 километров, ширина же вполовину меньше — около четырех. Плоскогорье сложено верхнеюрскими известняками, мощность которых достигает 1000 метров. Здесь очень активно развиваются карстовые процессы, приведшие к образованию большого числа пещер и вертикальных шахт. Практически все 45 квадратных километров площади верхнего и нижнего плато покрыты большим количеством различных карстовых форм. Среди них огромные конусообразные воронки, слепые долины, водопоглощающие поноры и карровые поля. На днище многих воронок зияют темные отверстия вертикальных колодцев и шахт. Их глубина колеблется от 10 до нескольких десятков метров. В двух шахтах нижнего плато дно достигнуто более чем на двухсотметровой отметке. По количеству карстовых форм на одном квадратном километре Чатыр-Даг занимает главенствующее место среди всех остальных горных массивов Крыма.
   Если подняться на верхнее плато Чатыр-Дага и взглянуть вниз, то перед глазами предстанет картина первобытного хаоса. Гряды полос белого известняка удивительно напоминают волны бушующего моря. Но здесь они словно застыли в своем безостановочном беге. Редкая зелень травы в воронках и купы отдельно стоящих деревьев оживляют эту безрадостную картину. Полная аналогия с безжизненным лунным ландшафтом. Ни лужицы воды, ни звонкого ручейка — вся выпадающая на поверхность яйлы (от тюркского джайляу — пастбище) влага тут же уходит в глубь массива. Проникая в мельчайшие трещины горных пород, она постепенно растворяет и размывает их. Благодаря этому в недрах Чатыр-Дага образовались многочисленные пустоты. На сегодняшний день здесь открыто и- исследовано около 150 пещер и шахт. Но еще больше пока скрыто от человека задернованными воронками, узкими непроходимыми расщелинами в скальных обнажениях.
   Барсучья поляна — небольшая пологая ложбина в юго-западной части нижнего плато — окружена столетними буками. Они прекрасно защищают поляну от постоянно дующих здесь ветров. Место для стоянки очень удобное. Отсюда рукой подать до нужных нам пещер, рядом же и родник, где можно набрать столь редкую здесь воду.
   Территория базового лагеря в одночасье расцветилась яркими палатками. Деловито снуют ребята из дежурного отделения, за ветрозащитной стенкой, сложенной из камней, уже весело гудят бензиновые примусы. В который раз удивляюсь умению спелеологов удивительно быстро обживаться на новом месте. Ровной линейкой встают жилые палатки, чуть в стороне от них — две хозяйственные. Здесь отдельно будут храниться продукты и снаряжение для спуска в пещеры. В небольшой воронке комендант лагеря организовывает кухню, рядом из камней выкладывается территория столовой. А ведь еще нужно не забыть про место для лекционных занятий и камеральных работ.
   Самое большое и раскидистое дерево выбирается под так называемый «банан» — центр деловой жизни лагеря. «Под бананом» намечено проводить заседания инструкторского совета, здесь же учебные отделения будут подводить итоги рабочего дня. На доске объявлений вывешивается его распорядок, а также график учебных выходов в пещеры, списки слушателей по отделениям и программа лекционных занятий.
   И лишь когда окончательно завершены все работы по обустройству, комендант с облегчением докладывает руководству спелеолагеря о готовности к открытию. На торжественную линейку выстраивается весь личный состав учебных отделений во главе с инструкторами. Начальник лагеря зачитывает приказ об открытии. На импровизированном флагштоке комендант поднимает государственный флаг нашей страны. Под ним — черно-голубой вымпел клуба спелеологов с изображением летучей мыши — символом исследователей пещер. Спелеолагерь открыт!
   За 15 коротких дней здесь должен быть прочитан курс лекций по карстовым явлениям и условиям образования пещер, о минералах и вторичных образованиях под землей. Слушатели изучат устройство и методы работы с метеоприборами на поверхности и в пещерах. Кроме того, в их задачу входит доскональное изучение техники и тактики штурма вертикальных полостей. Им придется отработать приемы безопасной работы на скальном рельефе и в пещерах, научиться делать топографическую съемку местности и пещер.
   После теоретических занятий слушатели в составе учебных отделений отработают все эти темы во время практических занятий на поверхности, на скалах и в пещерах. Только после такого обучения спелеолог сможет в составе групп квалифицированно, качественно и безаварийно исследовать новые подземные полости.
   И потекли для слушателей нашего спелеолагеря дни, до предела насыщенные лекциями и скальными занятиями, учебными тревогами по спасательным работам, штурмами шахт и кропотливым вычерчиванием планов пройденных пещер.
   В один из таких дней наше отделение вышло на штурм самой глубокой шахты Чатыр-Дага. У нее довольно необычное для пещеры название - «Ход конем». Впрочем, объясняется оно очень просто, но зато имеет свою историю. На коротких привалах рассказываю ребятам об этой шахте, ее истории и сложностях прохождения. Ведь мне уже приходилось бывать на Чатыр-Даге раньше и спускаться в пещеру.
   Первые исследователи ее хотели через ходы проникнуть в нижние горизонты массива, достичь тоннелей гипотетической подземной реки. В соседней шахте, именуемой местными жителями Тапсюс-Хасар (Бездонный колодец), эта попытка не увенчалась успехом. Все возможные продолжения были перекрыты мощными наносами карстовой глины. Вот и вознамерилась группа молодых симферопольских спелеологов сделать своеобразный «ход конем», схитрить и обойти эту преграду в соседней шахте. Они спустились на две сотни метров в недра горы, но реки не встретили, в ходы Бездонного колодца не попали. Энтузиастов остановила уже -совсем непроходимая для человека щель. Ну, а название так и закрепилось за этой шахтой.
   Характеристика ее такова: 213 метров глубины, серии узких вертикальных колодцев, разделенных лишь небольшими уступами, входной 80-метровый колодец... Но основная сложность этой шахты в ее «шкуродерах» — так фамильярно спелеологи именуют между собой узкие участки пещер. Чтобы преодолеть их, приходится снимать с себя всю лишнюю одежду и, выдохнув из легких воздух, буквально ввинчиваться в узость. Тело холодят мокрые стены, в грудь и спину впиваются острые выступы камней. Сантиметр за сантиметром, с огромным напряжением преодолеваются под землей подобные препятствия. Не все люди способны на такие испытания. Необходима прежде всего большая психологическая выдержка. Спелеологу со слабыми нервами смертельно опасно очутиться в подобной ситуации. Ему вдруг кажется, что он намертво заклинился в этой щели, из которой уже не выбраться. Стены хода как будто сходятся между собой, все сильнее и сильнее сжимая тело как в тисках. Уже. не хватает воздуха в легких, он судорожно пытается вдохнуть его, но грудь стиснута холодным монолитом камня. Вот уже потеряно самообладание, последние судорожные попытки вырваться из объятий мертвого камня, еще миг - и... Но помочь ему в этом уже никто не сможет, надеяться молено лишь только на себя. Первый враг для спелеолога в узостях - паника. Она в считанные секунды превращает человека в беспомощное существо, игрушку в руках природы и стихии.
   И как обидно бывает тем, чьи габариты тела не вписываются в размеры «шкуродеров». Узости безжалостно калибруют спелеологов, пропуская худых и стройных дальше и оставляя более упитанных и могучих дожидаться возвращения товарищей. Изюминка «Ход конем» расположена на 156-м метре и называется «Черная молния»! Это вертикальный «шкуродер» в виде щели, ширина которой не превышает 25 сантиметров. Она вызывает уважение и дрожь даже у самых стройных спелеологов.
   Цель нашего путешествия достигнута. Издали видно стоящее на пригорке небольшое дерево. Оно напоминает вытянутый по ветру флаг. Это потому, что все его ветви растут только в одну сторону, к югу. Дерево-флаг — главный и единственный ориентир среди каменного единообразия. В нескольких метрах от него вход в шахту «Ход конем».
   Перевалив небольшой пригорок, начинаем спуск в воронку. На ее пологом дне и склонах в живописном беспорядке разложены мокрые, перепачканные красной пещерной глиной комбинезоны, брезентовые рукавицы, одежда. Рядом мотки капроновых веревок и бухты тросовых лестниц. Хозяева этих вещей спят вповалку на траве. Это спортивная группа спелеологов Светланы Файзуллиной — инженера Челябинского радиозавода. Поздно ночью они закончили спортивное прохождение шахты и, чтобы не плутать в темноте по плато, устроились на ночлег тут же, подле пещеры. Услышав наши голоса, поднимают головы, встают и протягивают для приветствия руки, покрытые ссадинами и засохшей глиной.
   Пока слушатели отделения готовятся к штурму освободившейся шахты, я обмениваюсь информацией со Светланой. Особенно интересует меня нынешнее состояние пещеры: есть ли вода на уступах, как пробрасывается страховка в колодцах, прошли ли они все узости? Света делится со мной радостью: ее группа обследовала всю пещеру, а сама она сумела дойти до самого дна. Правда, в «Черной молнии» пришлось здорово помучиться. На дне шахты, в консервной банке, оставлена записка для следующих покорителей земных глубин. Штурм длился 18 часов — 18 часов до предела были напряжены силы и нервы. Ведь в таких пещерах нельзя позволить себе расслабиться. Все должно быть подчинено единой цели, а вся группа должна работать как единый надежный механизм. Только на поверхности ребята вновь становятся такими же, как и до штурма,
   со своими склонностями, привычками и причудами. Хлопочет у груды мокрого, перепачканного глиной снаряжения коркинец Саша Зимовец. О чем-то весело тараторит с подругой Галя Давыдова, а Галя Бричко украдкой пытается поймать объективом фотоаппарата интересный кадр.
   Через час, когда группа Файзуллиной уйдет в лагерь, мы начнем работу в пещере.
   В задачи отделения входит отработка приемов навески снаряжения и проведение спуска в шахту. Слушателям предстоит сделать топосъемку до отметки «-156 метров» и составить описание полости. Обязанности при штурме между ними уже распределены, и они полностью экипировались для спуска. В скальное обнажение входа забиты крючья, на них веревки для спуска и страховки. Первый участник встегивает в специальное спусковое устройство веревку, к грудной обвязке прикреплена карабином страховка. Обычные при спуске команды: «Страховка готова?» — «Готова!» — «Страховка мягче, пошел!» Штурм «Ход конем» начался.
   Уже несколько часов длится работа отделения под землей. Веревки и лестницы — по всей глубине шахты. Вниз уходит группа топосъемки. После них — все остальные для выноса снаряжения. Она начнет свою работу со дна шахты, поочередно снимая навеску с каждого колодца. Пока все идет ровно, по графику, без накладок и заминок. Тщательно разработанная накануне в лагере тактика штурма помогает слушателям действовать в пещере слаженно и быстро.
   Спустившаяся на дно входного колодца топосъемочная двойка вдруг стала подавать снизу сигналы голосом. А колодец этот очень плохо «прокрикивается». Слова дробятся, многократно отражаясь от стен узкого колодца, и доходят к нам в виде набора бессмысленных звуков. С трудом разбираем несколько слов и догадываемся, что им что-то требуется. Но что? После пяти минут бесплодных уточнений и переговоров, снизу (подергиванием веревки) подают сигнал подъема. Начинаем выбирать страховку и удивляемся легкости, с которой она идет наверх. Значит, она пошла пустая, без человека. На конце веревки обнаруживаем брезентовую рукавицу. Ослабив крепко затянутый узел, извлекаем из рукавицы размокшую записку. Призвав на помощь свои криминалистические способности, расшифровываем коряво написанные слова: «Спустите вниз нож!»
   Вкладываем в рукавицу нож, затягиваем узел и сбрасываем веревку вниз. Она несколько раз ложится на уступы,  до дна не доходит. Лишь с пятой или шестой попытки удается пробросить ее до дна колодца. А затем стали гадать: для чего им нож? Кто-то заклинился в «шкуродере»? Или запутался в веревках при спуске в очередной колодец? Сердце сжимается в самых тяжелых предчувствиях. Снизу же никакой информации больше не поступает.
   В томительном ожидании проходит несколько часов. Наконец со дна колодца подергиванием веревки дают сигнал о подъеме человека. Звенят о стены дюралевые ступеньки лестницы, все ближе и ближе слышно тяжелое дыхание поднимающегося наверх. Ровными кольцами ложится у ног страхующего мокрая веревка. И вот во входном отверстии появляется лицо Леши Алексеевского. Он щурится от резкого перехода на яркий свет. Помогаем ему преодолеть последнюю узость на выходе, подтягиваем за лямки страховочного пояса и отводим его от края колодца. Минуту, другую Алексей восстанавливает сбившееся дыхание, недоуменно разглядывает наши скорбно вытянувшиеся и вопрошающие лица. После нескольких вопросов ситуация начинает понемногу проясняться.
   Евгений Сабуренков должен был провести топосъемку нижней части шахты. На дне первого колодца обнаружил, что при спуске сломался грифель. Починить карандаш нечем, нож в спешке забыт на поверхности. Без карандаша топосъемку не сделаешь. Не делать топосъемку совсем — тоже нельзя: сорвется работа всего отделения. Сорвав голос при переговорах с поверхностью, он принимает решение. Кое-как обнажив кончик грифеля зубами, пишет записку наверх, просит нож. «Почему вы не смеетесь?» — в широкой улыбке расплылось лицо Алексеевского, ему весело. А на наших же лицах написана целая гамма чувств и эмоций. Они там, внизу, даже и не подозревали, какой переполох вызвали наверху. Разбор работы отделения в шахте «Ход конем», проведенный на следующий день «под бананом», был активным, шумным и привлек внимание всего лагеря.
   Но особое впечатление у всех нас оставило посещение самой известной на Чатыр-Даге пещеры-пропасти «Бездонный колодец». Снискавшая себе мрачную славу и овеянная легендами, она отпугивает огромными размерами. Двухсотметрового диаметра воронка на глубине 30 метров переходит в ствол шахты 20-метрового диаметра. С южной стороны отвес начинается сразу же с поверхности плато. Отсюда до дна—-145 метров чистого отвеса! С северной стороны относительно пологий спуск приводит сначала к 17-метровому отвесу, затем небольшая полка-уступ и снова 100 метров чистого отвеса! Брошенный вниз камень несколько секунд летит со свистом, потом несколько ударов о стены и уступы, снова свист, и затем снизу доносится далекий гул его падения на дно. Обычно по второму пути спелеологи и проводят спуск в шахту.
   Среди местных жителей-старожилов до сих пор живут легенды, переданные им еще отцами. В них рассказывается о турецких янычарах, опустивших в «Бездонный колодец» на связанных кушаках сундуки с несметными сокровищами, о смельчаках, пытавшихся достичь дна, и о якобы текущей внизу подземной реке.
   Первая, официально зарегистрированная, попытка раскрыть тайну «Бездонного колодца» была предпринята в 1927 году. В это время на массиве работала гидрогеологическая экспедиция П. М. Василевского и П. И. Желтова. Ее главной целью было определение возможности надежного снабжения карстовой водой расположенного рядом города Симферополя. Участник этой экспедиции, тогда студент-практикант, а впоследствии академик АН УССР О. С. Вялов рискнул с помощью товарищей осуществить спуск на дно «Бездонного колодца». Вот как описывал он потом свои перипетии:
   «...Спускался по веревочной лестнице, и, кроме того, меня поддерживали веревкой, привязанной к пожарному поясу. Скоро уже за выступами стало никого не видно, лишь кусочек неба над головой, темные, поросшие мхом скалы известняка с зияющими трещинами, а внизу — черная, манящая бездна. Лестница раскачивается, закручивается, а я, совсем маленький-маленький человечек, болтаюсь в разные стороны над еще бездонной дырой, ноги дрожат от усталости, сводит пальцы, руки совсем обессилели. Делаю привал в воздухе: просовываю голову под верхнюю ступеньку лестницы и, держась на шее, отпускаю руки.
   Долез до нижнего уступа: лестница кончилась, каната тоже больше нет, и силы все вышли. Придерживаемый веревкой, лежу на покатом уступе и стараюсь ослабить все мускулы, чтобы набраться сил для подъема. Спустился на 45 сажен (около 90 метров). Бросаю камень: он летит куда-то в сторону и, прыгая по уступам, катится вниз. Значит, еще далеко настоящее дно. Да все равно — ни лестницы, ни канатов больше нет...»
   Легенды всегда остаются легендами, редко когда они соответствуют действительности, но тем не менее во все времена привлекают к себе внимание людей. А что же все-таки ждет нас внизу самих?
   Учебное отделение челябинцев готовится к спуску. Спелеологи облачаются в комбинезоны, на головах прочные каски с фонарями. Особо тщательно проверяем снаряжение, приборы, фотоаппаратуру. В последний раз уточняем детали предстоящего спуска: кто за кем идет, кто навешивает перильную веревку на полке, кто будет вести хронометраж штурма. Участники заметно волнуются, и это мне вполне понятно. Ведь сейчас им предстоит начать зачетный штурм пещеры — самостоятельный экзамен на спелеотуристскую зрелость. Десять дней слушали они лекции, ходили на скальные занятия и в пещеры, вместе дежурили по лагерю и просиживали над планами пещер до глубокой ночи. Большинство собрались из разных городов Челябинской области, многие впервые познакомились друг с другом только здесь. Но общая работа подружила их, превратила в крепкий и надежный коллектив.
   Сегодня они должны доказать это. Один из наиболее подготовленных слушателей назначен руководителем. Под его контролем отделению предстоит самостоятельно организовать и провести весь штурм, сделать навеску снаряжения, правильно построить тактическую схему спуска и подъема и, главное, уложиться в жесткий регламент времени.
   Моя же работа будет ограничиваться только функцией инструктора-наблюдателя. Я должен следить за всем ходом штурма, за правильностью выполнения различных приемов работы со снаряжением, соблюдением правил техники безопасности и оценивать действия руководителя. И только при грубейших просчетах участников и руководителя, могущих привести к возникновению аварийной ситуации, я имею право вмешиваться в действия группы. Здесь очень важно выбрать нужное место для наблюдений, чтобы видеть весь ход работы, всех участников. И в то же время нужно постараться ничем не помешать ребятам, не сковывать их инициативу своим присутствием. Сложная задача! Руководитель докладывает о готовности отделения. Даю ему разрешение к началу и желаю успешной работы. Наконец-то звучит короткая, как выстрел, команда: «Штурм!»
   По каменистой осыпи, придерживаясь за веревку, группа навески идет вниз к одиночному дереву на краю обрыва. Крепко вцепившись корнями в трещины склона, оно раскинуло свою крону над бездной. Уже здесь чувствуется, как  из глубины шахты веет сыростью и холодом. К веревочной петле, закрепленной за ствол дерева, пристегивается карабином лестница. Толчок ногой — и ее туго свернутая бухта, разматываясь вдоль стены, летит вниз.
   Двадцатиметровый спуск приводит на узкую скальную полочку около полуметра шириной, прилепившуюся над жерлом основного 100-метрового ствола шахты. Его размеры огромны, они подавляют своей грандиозностью. Потревоженные голосами спелеологов и звоном забиваемых скальных крючьев, из расщелин вылетают дикие голуби. Они с удивлением разглядывают невесть откуда взявшихся людей...
   Здесь, на скальной полке, можно безопасно передвигаться только на самостраховке — коротком конце капронового шнура, скользящего по горизонтально закрепленной перильной веревке. За надежный и монолитный каменный столб-останец закреплена и сброшена вниз стометровая связка тросовых лестниц. По ним проходит обратный подъ ем на поверхность. Вслед за ней, разматываясь со свистом, летит стометровая капроновая веревка для скоростного спуска на специальном приспособлении — «рогатке». На страховку становятся сразу двое: Женя Сабуренков и Виктор Белеменко — студент из ЧПИ. На их лицах и в движениях максимум внимания и собранности. Такие огромные колодцы им еще не приходилось штурмовать.
   Первый участник исчезает за краем уступа. Проходит несколько минут напряженного ожидания, нарушаемого лишь шуршанием убегающей вниз страховочной веревки, и далеко снизу доносится еле слышное: «Дошел!» Теперь один за другим вниз спускаются остальные.
   Настала и моя очередь. Вщелкиваю в карабин грудной обвязки конец страховочной веревки. В спусковую «рогатку» на нижней беседке заправлена другая веревка. На руках брезентовые рукавицы, при спуске они оберегают руки от ожогов. За спиной — мешок с фотоаппаратами и лампой-вспышкой — хрупкий и дорогой груз. Прошу страховать пожестче и делаю первый шаг в бездну.
   Пройдя наклонный желоб, обнаруживаю, что скала вдруг уходит из-под ног, образуя нависающий карниз. Вот тут-то и началось! Капроновая веревка имеет свойство под нагрузкой растягиваться, и при резких торможениях происходят трех-четырехметровые раскачивания вверх-вниз, т. е. что-то похожее на резиновую нить с грузиком на конце. А ведь подо мною еще 80 метров глубины! Сначала это здорово мешало, но потом приноравливаюсь и произвожу спуск плавнее, без рывков. Хуже другое — лед, который свисает с уступов длинными языками. Сейчас весна, он весь пропитан водой, изъеден теплым дыханием воздуха. Словом, держится на честном слове. Где возможно, стараюсь обойти эти «сюрпризы». Но от громких криков команд и рывков веревки часть льда иногда все-таки срывается с уступов. Разной величины куски с угрожающим свистом проносятся мимо. Каждый раз они заставляют меня сжиматься в комок, уменьшать свою площадь живой мишени.
   Когда до дна остается метров 30, стены колодца резко расходятся в стороны, образуя потолок огромного зала. Трудно описать это словами! Луч моего фонаря на каске вдруг как бы пропал, увяз в густой темноте подземелья. Он уже не в состоянии достичь ни потолка, ни стен гигантской пустоты. Такое ощущение, будто висишь над страшной черной бездной, которая готова поглотить тебя бесследно. Лишь только внизу, далеким мерцающим ориентиром, заметен кружок света возле горящей в нише свечи, да тонкие лучики налобных фонарей спустившихся ранее ребят скользят по дну.
   Наконец вот оно, дно «Бездонного колодца». Конечно же, здесь нет сундуков с сокровищами. Вместо них — большой снежно-ледовый конус, усыпанный камнями. Именно он и определяет низкую температуру в пропасти. Многолетний слой льда скрыл все тайны пещеры. Но иногда все-таки ей приходится с ними расставаться.
   Четыре года назад, в мое первое посещение этой пещеры, здесь был найден ручной пулемет. Около 30 лет пролежал он на дне, ржавчина уже густо покрыла некогда вороненый ствол. Но затвор и спусковой механизм еще работали. Здесь на плато и в окрестных лесах Крыма базировались партизанские соединения.
   Внизу, в гротах и галереях пещеры, уже вовсю идет обычная для спелеологов работа: топосъемка горизонтальной части, осмотр тупиковых ходов, описание подземной полости. Необходимо все самым тщательным образом описать и зарисовать, «привязать» к пикетным точкам плана. Ведь это и будет служить подтверждением прохождения пещеры. В самом дальнем конце главной галереи на массивной кальцитовой «тумбе» — своеобразном почтовом ящике, находим баночку с запиской группы Файзуллиной. Оставляем взамен свою.  То и дело вспыхивает «блиц»: нужно успеть запечатлеть на цветной пленке все красоты подземного мира. Вот здесь причудливо ветвятся геликтиты, свисает со свода ажурная бахрома сталактитов, а там целые гнезда кораллитов, в окружении миниатюрных озер основательно расположились сталагмиты... Десятки навечно застывших на пленке фрагментов подземных пейзажей из Крымских пещер увезем мы с собой на Урал. Эти фотографии и слайды будут потом показаны всем членам секции на традиционном разборе итогов работы спелеолагеря. Будут они использованы при чтении лекций в школе начинающего спелеолога и во время проведения различных бесед о пещерах перед самой широкой аудиторией.
   Незаметно пролетает время, отведенное для работы, и уже пора подниматься на поверхность. Отделение выполнило все поставленные перед ним задачи. Журналы топосъемки и метеонаблюдений заполнены до конца. Упакована фотоаппаратура, метеорологические приборы, которые затем с великими предосторожностями будут подняты наверх. По традиции оставляем на камне зажженную свечу, ее слабый трепещущий огонек проводит последнего из нас на поверхность.
   А далеко вверху, через жерло колодца, уже сияют звезды, необыкновенно крупные и яркие. Некоторые утверждают, что со дна «Бездонки» звезды на небосводе можно видеть даже в солнечный день. Что это, еще одна загадка пещеры?

Читать далее
К оглавлению книги "Колумбы шестого океана"


Разместил: Chibilov | Дата: 03.03.2006
[ Напечатать статью | Отправить другу ]
Последние статьи
· Об охране пещерных биогеоценозов
· География карста Челябинской области и проблемные поиски карстовых (подземных) вод
· Фотографии из штолен Слюдорудника
· Спелестологические перспективы Южного Урала
· Спелеологические работы на суходоле реки Сим
· Чемпионат по спелеологии в Санкт-Петербурге
· Экспедиция в пещеру Сухая Атя на радио Южный Урал
· Фотографии пещеры
· Спелеолог Семен Баранов: Ни я, ни мои товарищи не встречали на Южном Урале снежного человека
· Пещера Сухая Атя

Рейтинг@Mail.ru Красная Книга Челябинской области | Ильменский заповедник | Жужелицы (Carabidae, Coleoptera) мира